Учредительные письма (1914-1916гг.)

Русский феномен – это человек-строитель. Первые шаги, которые он делает – созидать. И здесь, в Монреале, наши предшественники столетие тому именно закладывали первые камни и строили для русского общества необходимые здания для утверждения своей веры и присуствия на этой заокеанской земле. Ниже мы приводим копии документов свидетельсвующих о трудах наших первопроходцев.

ЗАБОТА ОБ УСТРОЙСТВЕ СОБСТВЕННОГО ХРАМА

Императорскому Российскому
Генеральному Консулу в Канаде

Священника и церковных попечителей
Русской Православной Церкви в г. Монтреале

Докладная Записка

20 Maя (2 июня) 1914

В 1907ом году около сотни людей приехавших в Монреаль на заработки, некоторые даже с семьями, просили Архиепископа Платона прислать священника, как для удовлетворения религиозных своих нужд, так и для поддержания на должной высоте Православия в городе, где господствует католицизм, где такое несметное богатство французских костелов, английских церквей. Архиепископ, войдя в положение православных русских людей, оставшихся вдали от родины без родной церкви, немедленно назначил в Монтреаль священника по приказу коего и было положено основание Русскому Православному Приходу. Тотчас было нанято небольшое помещение под церковь за арендную плату 25 долларов в месяц.

Церковь находится в каменном доме на втором этаже, где внизу помещается биллиард (pool room) и часто богослужение совершается под звуки биллиардных шаров. Такое соседство весьма оскорбляет религиозное чувство православного христианина, в особенности русского эмигранта прибывшего только из России, где молился он у многих Православных Святынь, видел красоту и величие русских соборных храмов, а здесь в столице Канады, католическом городе Монтреале, не имеют они, русские люди, своей родной церкви, а временно домовая находится в таком унижении, в таком убожестве.

Все иностранные народы, живущие здесь, имеют свои церкви, или молитвенные дома, не говоря про колоссальное богатство французских монастырей.

За последние три года эмиграция в Канаду сильно увеличилась. Монтреаль является первым центральным пунктом, куда стекаются прибывающие эмигранты и в настоящее время русских людей здесь насчитывается до 10 тысяч, а наша домовая церковь может вместить только около 300 человек и потому многие ходят в римско-католические, протестантские, униатские церкви; сектантство здесь тоже свило себе прочное гнездо.

В Вербное Воскресенье в нынешнем году больше 1/2 людей, приехавших из другого конца города и его окресностей дабы исполнить христианский долг Исповеди, не могла войти в церковь, так как там было уже полно, и, к великому своему огорчению, без духовного утешения возвратилась домой. Пасхальная ночь в сем году была очень теплая, в церкви поместилась небольшая часть богомольцев, остальные же прослушали Пасхальное богослужение стоя на улице. Эти два примера служат яркой иллюстрацией того, как необходимо здесь построить Храм Божий, дабы русский народ нашел отраду и утешение в родной своей церкви, будучи заброшен вдаль от милой Отчизны в иноземную страну. Выстроить же Дом Божий на свои средства прихожане – рабочий люд не в состоянии: бедственное материальное положение заставило их покинуть родину и на чужбине искать счастья, но не улыбнулось оно им здесь. Около года приостановилась уже нормальная жизнь коммерческого мира, отчего главным образом и страдают безработные.

Вследствие вышеизложенного покорнейше просим ходатайства Вашего Превосходительства пред Высшею Властию о построении Православного Храма, так необходимого здесь в стране господствующего ктолицизма.

Пусть же Св. Крест заблестит над нашей церковью золотистым светлым лучом; пусть же и здесь, в столице Канады, заблаговестит наш русский колокол.

Священник Владимир Сакович

ЗАБОТА ОБ УСТРОЙСТВЕ РУСКОГО ЭММИГРАНТСКОГО ДОМА

Настоятель русской
православной церкви в г. Монреале.

Императорскому Российскому
Генеральному Консулу в Канаде

13/26 Июня 1914 г.

Эмиграция русских людей в Канаду с каждым годом значительно увеличивается. Даже в настоящее время, время застоя в движении фибричного производства и заводской деятельности, русский хлебороб, покидая насиженное родное гнездо – свою деревню, отправляется за океан в надежде улучшить своё благосостояние и вернуться на родину с некоторым материальным достаткоми с запасом опыта к трудоспособности, как он видел на своих предшественниках, побывавших в Америке.

Эмигранты, едущие в Канаду, высаживаются большей частью в Монреале как центральном городе. На пристани при приближении парохода наших эмигрантов ожидают агенты-евреи, которые партиями отправляют их на постоялые дворы свои – что часто представляет очаг заразы и всякой болезни. Мне, как православному священнику, не раз приходилось бывать в этих жилищах наших бедных русских рабочих, сердце всегда содрогнётся при виде той обстановки, в какую попали эти обиженные судьбой. Благодаря доверчивости, присущей тёмному люду наивности, а главное – незнание иностраного языка, они всецело отдают себя эксплоатации приютившего его хозяина-еврея. В небольшой комнатке стоит 4-5 кроватей, на каждой спит обыкновенно 2 человека, можно вообразить каким воздухом приходится им дышать; днём в душной мастерской или фабрике, ночью же у себя в сыром затхлом помещении. Неудивительно, что только крепкие натуры могут выносить те условия жизни, в какие они попали; человек же со слабым здоровьем либо окончательно губит его здесь, либо земля Канады принимает охладевший его труп; а семья, оставшаяся на родине, с каким нетерпением ждёт помощи, ждёт возвращения своего кормильца.

На днях мне пришлось похоронить 18ти-летнего юношу год тому назад прибывшего в Монтреаль. Тяжёлый непосильный труд, окружающая обстановка, а в последнее время безработица, голод и холод наградили его скоротечной чахоткой. За 2 дня до смерти он был подобран на улице в бесчувственном состоянии и отправлен в эмигрантский дом агенства провинции Квебек, где тихо угасла молодая жизнь. Никто из товарищей по работе не был извещён о его смерти и один я в присутствии служителей покойницкой совершил отпевание. Тяжело и грустно.

Такое безотрадное положение нашего руского эмигранта, попавшего на чужбину, побуждает меня просить ходатайства Вашего Превосходительства пред нашим Правительством об устройстве здесь русского эмигрантского дома по примеру домов иностранных государств, которые давно приобрели таковые для своих подданных, своею благоустроенностью и приспособленностью обращает на себя внимание итальянский эмигрантский дом.

Ко мне часто приходят русские люди со всякого рода советами, жалобами, помощью; некоторых из них приходится отправлять в Консульство, и нередко слышится печальный ответ, что уже искал, и не мог найти, где находится Консульство.

Встретил я однажды на улице русского человека, изнурённый вид которого сразу обратил моё внимание; разспросив, я узнал, что 2 дня он уже ищет Консульство и никто ему не может указать, приехал он из Виннипега, глубины Канады; обращался и к чинам полиции он, и те не могли ему помочь.

Когда 7 месяцев тому назад прибыл я в Монтреаль, то со станции велел извозчику ехать в Консульство. Возница, везший меня заехал раньше в Полицейский участок, где дали ему адрес Консульства и только тогда доставил меня на место.

Эти примеры служат ясным докозательством того, как необходимо, чтобы Консульство находилось в более видном месте города, где всякий без труда мог бы отыскать единственное русское учреждение, чтобы даже иностранец, проходя мимо, видел, что здесь находится Представительство такой Великой Державы; как Россия.

В докладной записке от 17 минувшего мая, поданной Вашему Превосходительсву мною и церковными попечителями, ярко обрисована крайняя нужда иметь в Монреале свой храм. В Канаде немного православных церквей, Монреаль же считается одним из населеннейших городов русскими людьми. Постройка церкви здесь дело великое и общерусское значение имеющее.

Было бы весьма желательно, если бы хотя временно устроить при консульстве домовую церковь, перенеся её из того места, где за богослужением часто раздаётся стук биллиардных шаров; открыть также приют хотя бы на первых порах для небольшого количества бедных эмигрантов, дабы избавить их от окружающих рук эксплоататоров.

Священник Владимир Сакович

КУПЛЯ ЗЕМЛИ ПОД ХРАМ

Настоятель Монтреальской православной церкви

Его Превосходительству Господину
Генеральному Консулу в Канаде

12 Февраля 1915 г.

Комитет Монтреальской Православной Петро-Павловской церкви на заседании своём 3го сего февраля решил приобрести участок земли на «Plessis St. 40» с находящимисями на нём постройками.

В настоящее время означенный участок принадлежит Mr. Alph Raymond и его компаниону – 520 Panet St.

Покорнейше прошу Ваше Превосходительство не отказать в распоряжении сообщить об этом своему юрисконсульту, дабы последний проверил, нет ли долга на покупаемом имуществе, или каких-либо других препятствий, а также совершить купчую на имя: “To Rt. Rev. ALEXANDER NEMOLOVSKY, Bishop of the Russian Orthodox Greek Catholic Church in North America”.

Священник Владимир Сакович

О РУССКОМ ХРАМЕ В МОНРЕАЛЕ

(Конфиденциально)

Его преподобию Александру Немоловскому,
Епископу Русской Православной
Греко-Кафолической Церкви,

13 East, 97th Street,
New York, N. Y.

Монреаль, 25 января 1916 г.

Ваше Высокопреосвященство,

Священник Владимир Сакович, настоятель Русской Православной церкви в Монреале, неоднократно в течение последних полутора лет, с августа 1914 г., обращался к нам за советом по поводу покупки земли для церкви и прочих вопросов, связанных со строительством храма.

Недавно он обратился к нам с письмом из Управления Северо-Американской Митрополией Русской Православной Церкви, в котором Вы просите дать некоторые разъяснения касательно имущества, которое намеревается приобрести настоятель Сакович.

Мы считаем своей обязанностью четко определить нашу позицию в этом деле, поскольку, будучи официальным Советником Генерального Консула Российской Империи, мы выяснили, что участок земли приобретается и оплачивается Вами, и таким образом, мы фактически предоставляем консультации по данному вопросу Вам, а не настоятелю Саковичу.

Сначала Консул обратился к нам по поводу разделения прихода на две группы. Мы провели несколько деловых встреч с г-ном Хенэкером, являвшимся в то время адвокатом настоятеля Саковича. Мы дали совет настоятелю относительно того, что он должен предпринять, и посоветовали не оформлять устав, не уладив прежде этот вопрос. К уставу же мы не имеем никакого отношения, поскольку Отец Сакович нанял для данного дела г-на Хенэкера, рекомендованного ему лицами вне Консульства.

Зимой 1915 г. настоятель Сакович вступил в переговоры с фирмой «A. Raymond & Co» в связи с покупкой участка земли на улице Плесси, и тогда же Российский Консул направил его к нам для проверки документов на имущество, которое он собирался приобрести; Консул указал, что договор должен быть заключен между продавцами земли и Вами.

Еще не начав тщательную проверку документов на землю, нам стало ясно, что в них содержатся противоречия, и посоветовали настоятелю Саковичу не предпринимать никаких действий, прежде чем мы не проясним ситуацию, и нам понадобилось немало усилий, чтобы убедить его не приступать к строительству, кое он горел нетерпением начать немедленно, поскольку уже нанял подрядчика и получил разрешение на постройку.

Наконец, получив наше заключение о том, что документы на собственность недействительны, он решил искать другой участок земли. Он также заявил, что доверит нам поиск подходящего участка, и мы предоставили ему несколько вариантов, однако впоследствии узнали, что он сам ведет переговоры с другими продавцами, и мы оставили наши старания в этом направлении.

Спустя некоторое время настоятель пришел и сообщил нам о том, что намеревается купить участок земли у некоего г-на Бертрана, который, в свою очередь, приобрел эту землю у Монреальского муниципалитета.

Условия сделки мы сочли очень выгодными, поскольку он сказал, что владелец земли Бертран, получивший у муниципалитета г. Монреаля заклад практически на всю стоимость земли ($10,269.63 из $13,855.85), согласился не требовать выплаты ему лично какой-либо части стоимости до тех пор, пока муниципалитету не будет выплачена вся сумма закладной.

Мы настоятельно убеждали настоятеля Саковича в необходимости подтверждения этих условий г-ном Бертраном в письменном виде и приготовили вариант письма от г-на Бертрана с тем, чтобы мы могли договориться с городскими властями, однако г-н Бертран не подписал версию договора, кото-рую мы ему послали, и не пожелал встретиться с нами по этому поводу, дав вместо этого священнику Саковичу версию на французском языке, вероятно, не вполне понятную для г-на Саковича, и условия которой отличались от тех, которые он надеялся получить от г-на Бертрана, и согласно коим мы и составили наш вариант договора.

Поскольку настоятель Сакович обратился к нам за советом и просил нас связаться с г-ном Бертраном, настоятель должен был привести его к нам. Таким образом, мы могли бы указать ему на изменения, которые хотел внести в договор г-н Бертран.

По просьбе настоятеля Саковича мы обратились в Городское Управление для вступления в законную силу условий, выхлопотанных настоятелем у Мэра и Распорядителей Городского Управления. Условия были таковы, что муниципалитет согласится ограничить предоставляемую им ссуду на три участка, которые настоятель Сакович желал купить у г-на Бертрана. Ограничение касалось размера ссуды, который не должен был превышать 1 доллар и 40 центов за квадратный фут, что составило бы 10 тысяч 269 долларов и 63 цента за территорию площадью в 6150 футов. Мы условились, что Городское Управление получит 1 тысячу долларов по совершении купчей и остальную сумму – в рассрочку под 6% годовых, ежегодными платежами размером в 600 долларов 4 декабря и выплатой ссудного процента 4 июня и 4 декабря. Вторая уплата должна была быть произведена 4 декабря 1916 г.

Мы уведомили настоятеля Саковича, что вышеуказанное ограничение по ссуде было необходимо, поскольку у г-на Бертрана, купившего у города большую территорию в рамках одной сделки, была одна нераздельная закладная на все участки.

Без этой договоренности у властей города также имелось бы право требовать у г-на Бертрана внесения взносов в размере одной пятой невыплаченной суммы 4 декабря 1915 г., 4 декабря 1916 г. и остатка – 4 декабря 1918 г., и настоятель Сакович вынужден был бы подчиниться данным условиям.

Позже настоятель предъявил нам версию купчей, предоставленную ему Бертраном без каких-либо совещаний с нами, и через Церковный Комитет поручил составить у назначенного Комитетом нотариуса договор между Церковью и г-ном Бертраном.

Тогда мы написали настоятелю, что условия предъявленной версии отличались от тех, на которые, по его словам, согласился г-н Бертран, а также о том, что мы предпочли снять с себя всякую ответственность в данном деле, и что он должен сам давать поручения нотариусу, чтобы мы не несли ответственности. Однако если бы он направил нотариуса к нам, мы бы дали ему указания или проверили договор, составленный им, с тем, чтобы мы могли предоставить Вам отчет.

В то же время мы уговаривали настоятеля Саковича не начинать строительство, не наняв архитектора и не составив соответствующий контракт со строителем, поскольку мы боялись, что строители обманут его. Мы также снова убеждали настоятеля не начинать строительство, не подписав прежде купчую на землю.

Настоятель Сакович привел нас к страховому агенту, который был готов предоставить деньги, если определенное число прихожан застрахуется на сумму заклада, а страховая премия должна была бы выплачиваться Церковью. Мы посоветовали отказаться от подобного плана, что и было сделано.

Мы должны добавить, что даже в обычные времена занять деньги для церковного здания очень трудно, если долг за землю не выплачен. Если большая часть стоимости земли выплачена, то получить такую ссуду значительно легче.

После продолжительного перерыва настоятель Сакович пришел к нам в конце лета, чтобы мы помогли в хлопотах по получению займа для оплаты земли и стоимости строительства.

Тогда же он сообщил нам, что построил дом на участке, не получив еще купчей грамоты, на что мы ему сказали, что он во многом теперь находится во власти г-на Бертрана, хотя мы полагаем, что последний готов соблюдать условия, на которые последний согласился в апреле, хотя выплаты, предусмотренные этими условиями, не были внесены.

Данные условия таковы, что кроме вышеизложенных выплат городу Монреалю, должно также быть уплачено 2000 долларов 1 декабря 1915 г. и остаток в 1586 долларов 22 цента 1 декабря 1916 г. — г-ну Бертрану, что в сумме составит 13855 долларов и 85 центов за территорию в 6150 футов (1 доллар и 70 центов за квадратный фут) под 6% годовых.

Мы узнали от муниципального нотариуса, что городские власти по-прежнему согласны на вышеизложенные условия, несмотря на то, что соглашение с городом не было воплощено в жизнь. Однако чтобы удовлетворить г-на Бертрана и городские власти, нужно произвести оплату первого взноса в размере 1 тысячи долларов городу и 2 тысяч долларов – г-ну Бертрану. Несомненно также, что в то же время Бертран потребует выплаты процентов со всей суммы, которую нужно будет выплатить за землю. Часть полученных средств пойдет городу, а остаток он оставит себе.

Мы проверили все документы, подтверждающие право собственности на участки, которые город купил у разных продавцов, и нет никакого сомнения в их подлинности, а также в том, что городские власти возьмут на себя ответственность, если какая-либо неточность будет обнаружена позднее. Такая позиция очень выгодна для любого покупателя.

Учитывая это, на Ваш первый вопрос мы сообщаем, что земля, на которой в настоящее время построен дом священника и на которой должен быть построен храм, принадлежит г-ну Бертрану и является предметом закладной у городских властей г. Монреаля.

По второму вопросу мы сообщаем, что если вышеизложенные условия будут соблюдены и соответствующая купчая будет составлена и подписана одновременно с выплатой вышеуказанной части стоимости, то владение землей перейдет в руки Епископа, оплата же, производимая от его имени является заемом у города и частично – у г-на Бертрана.

Произведение оплаты в рассрочку вышеуказанным способом не будет препятствовать переходу права собственности в руки Епископа, и если купчая будет предоставлена нам для проверки, то мы не допустим внесения в договор каких-либо условий, которые могли бы вернуть землю во владение Бертрана, если долги не будут вовремя погашаться. Так, если Церковь не будет своевременно вносить платежи, Бертран или городские власти не смогут продать землю, а вынуждены будут подать иск в суд и ожидать его решения. Это предоставит достаточно времени, чтобы найти средства для уплаты просроченных взносов.

Мы полагаем также, что было бы разумно направить Вашу доверенность для подписания купчей не Церковному Комитету или настоятелю Саковичу, а третьему лицу, которое служило бы Вашим доверенным лицом, а также следило бы за защитой Ваших прав. Это обеспечило бы строгое соблюдение условий договора.

Мы сообщаем Вам это конфиденциально – нисколько не сомневаясь в честности настоятеля Саковича, мы должны сказать, что у него нет большого опыта ведения коммерческих дел, особенно в этой стране, где способы и средства ведения дел сильно отличаются от европейских, и мы боимся, что его прихожане, с которыми мы знакомы и которые дают ему советы, также не имеют достаточного образования или опыта для проведения должным образом строительства храма, организации выплат и умелого подхода к каким-либо трудностям.

На Ваш последний вопрос относительно строительства храма стоимостью в 20 тысяч долларов в то время, как у церкви нет никаких средств, мы должны сказать, что с самого начала мы говорили настоятелю Саковичу, что по нашему мнению, несвоевременно начинать строительство такого рода, когда многие его прихожане находятся без работы. Одно время он хотел собирать деньги по подписке, но сейчас столько предприятий такого рода, обращенных к общественности, что он не добился бы успеха, и его, вероятно, отсоветовали от этого.

Если на покупку земли и строительство храма будут направлены средства епископства, то мы полагаем, что Вы не должны отдавать руководство строительством в руки настоятеля Саковича или прихожан, а вместо этого устроить так, чтобы надежное лицо действовало бы от Вашего имени совместно с настоятелем и давало консультации относительно условий договора по мере продвижения работ, во время которых как правило возникают многочисленные трудности и судебные процессы.

Если вы поручите дело нам, то мы свяжемся с г-ном Бертраном, приготовим купчую на Ваше имя, добьемся участия в этом городских властей, получим согласие последних на указанное выше ограничение по закладной и другие условия, мы также составим у нотариуса доверенность от Вашего имени на приобретение собственности и пришлем ее Вам, с тем, чтобы Вы имели возможность предпринимать соответствующие действия. Когда все документы будут в нашем распоряжении, Вы сможете направить деньги назначенному Вами уполномоченному лицу, которое обеспечит их передачу в нужные руки, а также проследит за тем, чтобы выплаты производились не ранее подписания всех необходимых документов, всесторонне защищающих Ваши права.

Пожалуйста, сообщите нам, если Вы желаете, чтобы мы предпринимали какие-либо действия в дальнейшем.

С уважением,

DESSAULLES, GARNEAU & VANIER

Print Friendly, PDF & Email