Духовный концерт в Шербруке – отзыв прихожанина

В пятницу 21 марта 2008 г. на святый и великий пяток для католиков, приход Свято-Николаевского собора в Монреале представил свой ежегодный концерт Великого Поста. В этом году концерт проходил в прекрасном соборе Св. Михаила в городе Шербруке. Хор под управлением Михаила Войновского-Кригера состоял из певчих Cвято-Николаевского собора, Монреальского Русского Православного мужского хора, Свято-Петропавловского собора, а также из певчих приходов Роудона и Оттавы.

Несмотря на скверную погоду, холод и штормовой ветер великолепный католический собор Шербрука был переполнен: на концерт прибыло более пятисот человек.

В этом году великопостный концерт был особенным: Божией волей он совпал с днем отпевания и погребения блаженнопочившего Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра и был посвящен его памяти.

Перед началом концерта слово о блаженнопочившем Владыке произнес иподиакон Николаевского кафедрального собора Петр Пагануцци. В заключение он попросил аудиторию воздержаться от аплодисментов, когда кроткому и милостивому Авве, призванному Господом к Себе в день Торжества Православия, будет пропета Вечная Память. Предупреждение это было нелишним, так как великопостные концерты, пользующиеся огромной популярностью, посещают многочисленные любители русского церковного пения из числа коренных обитателей провинции Квебек.

Надо отметить, что подобные концерты проходят вот уже шестой год. Почивший митрополит Лавр всегда поддерживал и благословлял такие предприятия и поддерживал Свято-Николаевский приход. И вот, так неожиданно, пришел момент, когда певчие смогли оказать уважение и любовь к владыке. В конце двухчасового выступления хор исполнил «Ныне отпущаеши» и «Вечная Память» новопреставленному митрополиту и с благоговением в тишине и при полном молчании слушателей спустился со сцены и покинул Храм. Хотя обстоятельства были грустны, они явно призвали певчих к особенному состоянию и молитвенности, которые способствовали поистине божественному пению.

Судя по восторженным отзывам и комментариям зрителей и прессы, выступление хора стало событием в музыкальной и духовной жизни города.

***

В пятницу 21 марта 2008 г. в Шербруке состоялся благотворительный концерт русских православных великопостных песнопений. Выступал сводный хор под управлением Михаила Войновского-Кригера, состоявший из певчих Cвято-Николаевского собора, Монреальского Русского Православного Мужского хора, Свято-Петропавловского собора, а также из певчих приходов Роудона и Оттавы.

Так получилось, что мы с супругой, моя теща и Марина Кирилловна Феохари были, наверное, единственными зрителями, сопровождавшими хористов в их поездке из Монреаля в Шербрук и обратно, и нам удалось увидеть это событие как бы изнутри. Уже в полдень хор начал свои репетиции в Николаевском соборе, и стало ясно, что полного состава хора не будет — большая группа певчих отправилась в Джорданвилль на погребение Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра.

Погрузились в автобус, взяв с собой иконы, подсвечники и Крест Господен. Дорога до Шербрука более двух часов. Выехали из Монреаля посуху, а при подъезде к Шербруку попали в снегопад: на шоссе было видно, что только что прошли снегоуборочные машины. В самом городе еще хуже — сильный, почти штормовой ветер и жуткий холод. Я тогда невольно подумал: «Неужели кто-то в такую погоду пойдет слушать пение, да не какого-то сверхпопулярного модного ансамбля, а, в общем-то, чужого как по языку, так и по культуре любительского духовного коллектива?».

Прибыли в собор, где нас разместили в нижнем церковном зале. Сразу же хористы поднялись в собор и начали репетицию. Надо было проверить акустику, отрепетировать выход и уход, поставить иконы. Акустика оказалась великолепной: сила звука в конце зала была почти такой же, как в первых рядах, хотя сам звук был, конечно, не такой яркий.

Во время пробной спевки одна из служительниц храма подошла ко мне и спросила, все ли это хористы, которые будут выступать вечером. Я ответил, что вроде бы все, но, честно говоря, не понял тогда, к чему она это спрашивает. Только позже выяснилось, в чем причина. Оказалось, что в местной прессе написали, что будет выступать большой хор — 80 человек. Они посчитали всех хористов Николаевского собора, плюс Мужского хора, плюс Петропавловского и т. д. Но на самом-то деле многие певчие поют и там, и там, да еще большая группа уехала в Джорданвилль! Честно говоря, я тогда еще больше заволновался об успехе выступления.

После небольшого перерыва на обед, хористы снова собрались в нижнем зале храма. Пришло время переодеваться. И вот люди стали преображаться: оставили свои свитера и джинсы и облачились в строгие черные одежды: платья, фраки, костюмы. И все изменилось, даже настроение. Всё-таки одежда многое меняет в человеке, не только снаружи, но и внутри. У меня тогда промелькнула мысль, как важно нам всем, приходя в храм, быть хорошо одетыми, готовыми к празднику, к встрече с Господом!

Потом началось обычное перед выступлением повторение каких-то отдельных пассажей: кто индивидуально что-то напевал, кто репетировал в группе, кто просто настраивался в уединении… Я, к сожалению, вынужден был покинуть артистов, так как Мария Игнатова-Бандраук, организатор концерта, попросила меня и супругу стать билетерами — проверять билеты на входе (они, билеты, кстати, были недешевые, по 20 долл., так как концерт был благотворительный).

Вот здесь, стоя в должности билетера на входе, я стал быстро осознавать, что мои опасения об отсутствии зрителей не сбудутся: люди шли и шли непрерывным потоком, ругали ужасную погоду, затем мило тебе улыбались, доставали билеты, получали из твоих рук программку и проходили в храм. Только успевай говорить Bon soir и Bon spectacle… Этих двух фраз было достаточно опытному квебекскому уху, чтобы распознать мой акцент, и многие, узнав, что я русский, заговаривали об истории или политике, о каких-то других темах, связанных с Православием и Россией.

Постепенно зал заполнился. Может быть, только в последних рядах где-то были свободные места. И вот откуда-то издалека, а потом все громче и громче послышалось пение, которое никого, мне кажется, не может оставить равнодушным: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко…». Как по мановению волшебной палочки, смолкли все последние разговоры, кашель, возня, зрители напряженно замерли, прислушиваясь к все набирающему силу звуку: «и святое воскресение Твое славим, славим, славим…». В центральном проходе появляются хористы. Каждый несет зажженную свечу. Начинается концерт.

В начале концерта Петр Пагануцци кратко рассказал зрителям о кончине Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви митрополита Лавра и объявил, что концерт будет посвящен его памяти. Объяснил он также и отсутствие полного состава хора и вытекающие из этого факта изменения в программе.

Невозможно в тексте передать любую музыку, но особенно музыку духовную. Эта музыка, а вернее пение без музыки, есть молитва к Богу. Это придает духовному пению совершенно иные черты. Нет здесь сложных виртуозных пассажей, резких переходов, каких-то изысков — нет этой гордыни индивидуализма: смотрите, как я могу! Наоборот, отдельные голоса должны здесь слиться воедино и в одном душевном порыве превратиться в молитву, обрести божественные черты. Можно собрать всех самых знаменитых вокалистов вместе, каждый из которых — непревзойденный виртуоз. Но им придется немало потрудиться, чтобы научиться такому молитвенному пению, которое покажет, например, любой самый рядовой монастырский хор. Яркий пример тому — недавнее выступление в Монреале Дмитрия Хворостовского. В первой части его концерта звучала религиозная православная музыка. Может быть, со мной будут не соглашаться, но для меня его исполнение не было духовным пением. Чудесный голос, знаменитый исполнитель, но его «Верую» не вызвало во мне и малой толики тех чувств, которые каждую неделю на Литургии вызывает пение простого цер-ковного хора.

То, что я слышал на шербрукском концерте, было чудесным молитвенным пением, от которого внутри тебя поднимается волна и слезы наворачиваются на глаза. Пением, когда ты порой уже не осознаешь, что идет концерт, зрители кругом, что фотографии надо делать (мне, как всегда, было поручено их делать), а просто замираешь на время и впадаешь в какое-то созерцательное состояние, из которого выходишь, когда заканчивается очередное песнопение.

Два часа молитвенного пения — это огромный физический, а главное, духовный труд всех хористов и, прежде всего их руководителя — Михаила Кригера, который в тот день, и это отмечали все хористы, превзошел самого себя. Я знаю Михаила уже много лет. Он был регентом в нашем Свято-Петропавловском соборе, уже не раз организовывал различные выступления. Но два часа молитвенного пения для неправославной публики — это настоящий успех! Безусловно, регент — это центральная фигура любого церковного хора, но все равно, без певчих хора нет. Я, к сожалению, не знаком со многими певчими из Николаевского собора и не могу назвать каждого, но наших певчих знаю хорошо. Это наш регент Елена Ильвахина, Татьяна Смирнова, Аня Томберг, Сергей Ивочкин.

Как в любом хоре, есть молодежь, и есть опытные ведущие голоса, на которых хор держится. Безусловно, таким голосом на шербрукском концерте, как и на многих других, был сопрано Людмилы Кригер. Как и Михаила, я знаю Людмилу вот уже почти 10 лет и являюсь свидетелем роста её мастерства. От певчей в церковном хоре своим трудом и с Божией помощью Людмила поднялась к вершинам хорового и исполнительского искусства. Несколько лет назад она смогла пройти отбор в один из оперных коллективов — Théâtre Lyrique De La Montérégie — и уже гастролировала с ним во Франции. С мастерством растет и ответственность, в чем я воочию убедился перед концертом: Людмила так серьезно настраивалась на предстоящее выступление, что осталась в храме к нему готовится, даже когда все остальные певчие пошли обедать.

Закончился концерт тоже необычно. Снова взял слово Петр Погануцци и, обратившись к зрителям, сказал, что в заключительной части хор исполнит песнопения, полагающиеся по православному обряду при отпевании новопреставленного митрополита Лавра: «Ныне отпущаеши» и «Вечная Память». Он попросил также зрителей воздержаться от аплодисментов и сказал, что после окончания песнопений хор хотел бы в тишине покинуть зал. И снова полилась божественная музыка, а у некоторых певчих в глазах стояли слезы. Вот хор закончил выступление, певчие стали покидать зал. Кто-то из зрителей начал хлопать, но его сразу же остановили. Воцарилась тишина, и все стоя проводили артистов и стали постепенно тоже расходиться. Концерт закончился.

А всем нам предстояла обратная дорога в Монреаль. Но перед этим надо было расслабиться после напряжения, обсудить только что прошедшее выступление, поделиться впечатлениями. Какой же лучший для этого способ? Конечно, небольшая закуска. Благодаря организатору и вдохновителю концерта Марии Игнатовой, все уже было готово. Звучали поздравительные тосты, многолетствия Михаилу Кригеру, Марии Игнатовой и певчим, фотографии на память. Уже поздно вечером автобус отправился обратно в Монреаль. Этот концерт помимо всего прочего дал возможность встретиться старым друзьям, которые теперь живут в разных городах: кто в Роудоне, кто в Монреале, кто в Оттаве. Поэтому всю обратную дорогу звучали казачьи, русские, украинские песни, перемежающиеся воспоминаниями молодости. Я же все это слушал и тихо мерз на своем сидении, так как в автобусе почему-то очень плохо работало отопление, и было весьма холодно. Глубокой ночью мы вернулись к Николаевской церкви, и закончилось мое чудесное путешествие, позволившее мне заглянуть изнутри в мир людей, поющих Богу.

В заключение передаю пожелания Михаила Кригера: Всем певчим огромное спасибо за участие и труд на благо православного храма! Желаю всем завершить Великий Пост молитвенно и с душевным покоем и радостно встретить праздник праздников — Пасху Господню!

Э. Томберг

Print Friendly, PDF & Email