Паломничество в Джорданвилль – отзыв прихожанки

Приходская жизнь минувшей осенью была насыщена разного рода мероприятиями, но самым главным событием, которое на долгие годы оставит след в душе многих людей, было паломничество в знаменитый Русский Православный монастырь в Джорданвилле 27-29 ноября 2009 года. Своими впечатлениями поделилась с нами его участница — Наталья Смирнова.

Осенний Джорданвиль

Опустошенная греховная душа,
Как блеклая опавшая листва,
Как чисто озеро, согнившее в болото…
У стен святых что встала, чуть дыша?
Иль благовест вздымает ото сна?
Иль слышишь тихий глас, как будто манит кто-то?

Забыла ты язык ночных подруг-берез,
И лунный блик волны, и шепот тихий ветра,
Забыла дух любви и щекотанье слез,
И жаром состраданья давно ты не согрета…

Под перезвон, в сияньи куполов —
Искрит слеза. Взирают строго лики.
И явно чудится святой и вечный зов…
Монах седой — согбенный и великий
Несет высокий труд молитвы за весь мир.
(Ты молишься ль за нас и ныне, Джорданвилль?)

Возможно ль искорку живую заронить?
Раздуется ль огонь в давно остывшей печи?
Весну ли я надеюсь воротить?
От покаяния у ног подтаяла земля…
А снег кружится, падает на плечи,
И тихо к нам с небес спускается зима…

Отчего доводится болезновать душою, задыхаясь в сутолоке бытовой круговерти, чего недостает для счастья? Пожалуй, близости Бога. Дыхания Вечности, о которой беспомощно забываем, уносимые мутными греховными волнами мятежного житейского моря. Где выход, как духовно обновиться, соприкоснуться с небесным, особенно здесь – вдали от Святой Земли, где легко оттаивала и прояснялась душа, беспрестанно подпитываемая веянием Святого Духа? Ответ неизменен: посредством участия в сокровенных Таинствах, через молитву (чаще совместную), служение ближним. И паломничество по намоленным местам, обиталищам Святого Духа. И вот, по Отчей милости и велению сердца наши богоискатели отправились в путь, испросивши у Бога благословения.

Поначалу издерганные, измученные городской суетой и житейскими неурядицами, отягощенные греховным грузом, несколько поплутав в деревенских просторах на подъезде к монастырю, не без искушений затемно прибываем в маленькую, но опрятную монастырскую гостиницу. Аскетично, ничего лишнего — кровать, столик, икона: сюда прибывают не за роскошью. Нас встречают густой туман и взбесившийся ветер, набросившийся бесцеремонными толчками на незваных гостей. Полно, нам ли пугаться: знаем, зачем ехали. Тревожные расспросы о начале службы назавтра. И вот опять искушение — наутро огорчение от пропущенной ранней Литургии, но, возможно, и это попущено не случайно: пока еще не знаем, каков труд предстоит нам принять, и сил не рассчитываем. После гостеприимного завтрака в монастырской трапезной паломники жаждут познакомиться с монастырем и текут к часовне св. прп. Иоанна Кронштадтского, каменной кладки с деревянною черепичной крышей и такою же луковкой в северном русском стиле. Утро стылое, ненастное, испытывающее наше терпение то снежной окрошкой, то дождливою моросью. Отец Анатолий организует молебствие у часовни — молимся сообща, от души, обходим круг нее крестным ходом. Как будто проясняется небо… Да нет же, просто на душе стало светлее – и небо будто улыбнулось. Карабкаемся на склон холма с ближайшим поклонным крестом — и сверху видим мощный луч, пробивающий тучи, прожектором скользящий по дороге возле силуэта монастыря. Удивленные возгласы, достаются фото-и кинокамеры. Все-таки не показалось — действительно знаменательно! Подтверждение этому находим через несколько минут: матушка-болгарка из Джорданвилльского посада независимо от нас прибывает к часовне и открывает нам ее, зажигаются свечи, прикладываемся к иконам и молимся святым преподобным Иоанну Кронштадтскому и Иоанну Рыльскому.

Каждый паломник в этот день совершает свой посильный духовный подвиг: совместное монастырское правило к Причастию, таинство очищения на исповеди; превозмогается усталость на истой монастырской вечерне. В конце службы, уж затемно, самые стойкие вознаграждаются предивным мелодичным перезвоном, которым одаривает нас вдохновенный звонарь — и дух захватывает, замираем на ступенях храма, сердце наполняется пасхальною радостью. Вечер претихий, ив сердце долгожданный покой.

Наутро, до начала святой Литургии отец Анатолий совершает молебен о нас и наших близких в нижнем храме, где мы, благоговея, прикладываемся к истинному сокровищу этой церкви — мощевику с частицами мощей святых Киево-Печерской Лавры, мощевикам многих других святых…

Тем временам верхний храм, чудно расписанный мастерами собственного монастырского стиля, наполняется прихожанами, в числе которых множество поселившихся по благословению в посаде православных американцев, иные следят за ходом церковно-славянской службы по англоязычным молитвенникам. Сосредоточенно внимают монахини расположенного неподалеку женского скита, прибывшие на службу. Последующая Литургия торжественна и празднична, Причастие — сокровенно и радостно. Позади тяготы, искушения, непогода, преодоление греховного гнета, немощная усталость — все не зря, за все слава Богу. Вот он: момент истины, встреча в духе, неподдельное счастье единения с Господом. В святом месте это особо ощущается.

Погода окончательно преображается в этот день: победно блещут небеса, пронизанные жизнерадостным солнцем, прозрачный воздух легок и ароматен, день разогревается. Атмосфера праздника усугубляется важным событием: крестным ходом спускаемся в нижний храм, где происходит освящение нового резного иконостаса, прибывшего от русских мастеров. Впоследствии настоятель архимандрит Лука заметит отцу Анатолию, сколь знаменательно сослужение гостя, уроженца Волыни, на этом праздничном молебствии, где его прикровенно привечает земляк — небесный покровитель храма, также выходец с Западной Руси, св. Преподобный Иов Почаевский.

Послеобеденная экскурсия знакомит поближе с особенностями местной иконописной школы, семинарией, крещальней; поднимаемся на колокольню. В обширном монастырском магазине в последний раз докупаем духовные книги, музыкальные записи, иконы — для себя и в подарок близким. Посещаем кладбище, где с о. Анатолием молимся об упокоении на могиле убиенного брата Иосифа, хранителя и служителя чудотворной Монреальской иконы Божией Матери. Перекрестившись напоследок на крест кладбищенской часовни, отправляемся в обратный путь и, вдохновенные и окрыленные, хором поем духовные песнопения. Пасха в сердцах — слава Богу за все. Спасибо за подвижничество и Вам, отец настоятель!

Print Friendly, PDF & Email