Паломничество в греческий женский монастырь – отзыв прихожанки

13 ноября состоялась паломническая поездка в греческий женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утешительница».

Волнения и вопросы – « а на каком языке будет служба? Расскажут ли по –русски? А далеко ли ехать?» – утихли после первых молитв Господу и святому угоднику Николаю Чудотворцу. Полтора часа на север от Монреаля: за мерзлым окном ветер, неиспорченый человеком лес и нечастые дома.

Морозное утро отступило, как приехали. Огромная территория, уходящая в лес, поляны, еще сохранившие зелень, вымощенные диким камнем и мрамором фонтаны, лавочки, тропинки, бурлящая горная речка в окружении столетних сосен… каждый уголок здесь просит своего описания. Глядя, как горная речушка выкидывает огромные камни на берег, думалось –«Господи! Сколько же труда здесь в каждом молодом саде, парнике и пасеке….»
Но восхищаться было некогда, опаздывали на службу.

«А как у них?»

Храм в честь иконы Божией Матери «Утешительница» небольшой и очень уютный, внешне совсем не похож на российские православные храмы – нет голубых куполов (цвет Богородичных храмов) , резных кокошников, позолоты, только строгие формы и икона. Но то, что это наш, православный чувствуется сразу. Как будто вернулся домой из дальних странствий. Служба была красивой и торжественной, велась в основном на греческом языке, но родные молитвы не нуждаются в переводе. Многие из наших паломников готовились к причастию в этом намоленном месте, отец Анатолий исповедовал и причастил Христовых тайн.

Заполнение молитвенных просьб «о здравии» и « за упокой» вызвало некоторое замешательство. Заголовок-то написан по–гречески и перепутать такие важные вещи никому не хотелось. Но это даже не успело стать проблемой, как поломники разобрались в греческом транскрипте, конечно, не без помощи Батюшки Анатолия и монахини Евгении.

Евгения.

О том, что Евгения – наша, русская видно сразу, как она вошла; точно по Пушкину : «ты чуть вошел, я вмиг узнала…» Конечно, все монахини были доброжелательны и внимательны к паломникам, но у Евгении глаза светились как-то особенно. С большим терпением, участием она отвечала на наши бесконечные и примитивные вопросы, объясняла, рассказывала о жизни монастыря. Ребенком девяти лет она приехала с родителями в Монреаль из Подмосковья и вот уже 4 года, как послушница женского монастыря. По греческому уставу до 8 лет она будет ждать пострига в монахини. Есть время подумать и передумать, соскучится по светской жизни, вернуться домой, к родителям, выйти замуж, нарожать детей… Кто скажет, что это плохо или неправильно?! Решение стать монахиней всегда для мирских людей выглядит по меньшей мере странным и необъяснимым.
Зачем люди уходят в монастырь?

Наверное, «с приветом», потому и ушла» или «ушла от несчастной любви», или «с родителями поссорилась» – чего только не придумает грешный мозг, чтоб обяснить себе, почему молодые, полные сил люди оставляют мир и посвящают свою жизнь Господу. Конечно, это неправильное мнение.

В монастыри не уходят, в монастыри даже не бегут. В монастыри – приходят. И для того, чтобы прийти, кроме, мужества и решительности, нужно сердечное понимание истинных ценностей земной жизни и настоящая, всеобъемлющая любовь к Господу без остатка. Помазан тот, кому прозрение об истине Господь дал с юности, у них душа чувствует и просит большего, чем может дать обычная мирская жизнь. Без сомнения, стать иноком – это Божие призвание. Нам трудно об этом судить и бывает трудно понять. Но это и есть тот самый духовный подвиг, который совершается ежечасно и каждой секундой обращен к Господу.

Начитанные грешные мозги «от людей слыхали», что даже в космосе видно, как из каждого монастыря в небеса исходит огненный столп. Вернее сказать, что космонавты видели огненные столпы и потом проверили карту досконально, думали сверхоружие – пригляделись – монастыри! Это были молитвы о человечестве, таком забрядшем и заблудшем… И видимые только небу.

Но не стоит путать монастырь с профсоюзом, когда отдал взнос и радуйся, делай что хочешь! Монахини, конечно, молитвенно просят за нас, обращаются к Господу с нашими « дай», «хочу», « помилуй», но никто не может повлиять на решение Бога. Вопрос, как говорится, открытый и решаться будет индивидуально. Можно, конечно, при покаянии вымолить и себя и близких, но кто из нас, мирских, готов отдать для этого хотя бы час своей ежедневной беготни?! Кто может сказать, что истинно покаялся, умеет молиться и гарантирует, что дойдут его стенания Богу в уши?! Вопрос риторический.

Как монахини живут, что делают, как встречают утро и проводят день?

Живут правильно: утро раннее, ночь да заполночь. Молитва всегда и и ежечасно – и это главное послушание в каждом монастыре. Это закон – все, что делается в монастыре, будь- то готовка еды, уборка или другие работы, всегда все с молитвой и по благословению. Послушания в этом греческом женском монастыре в честь иконы Божией Матери «Утешительница» делятся по неделям. Послушание – на кухне, работа на собственной сыродельной фабрике (очень вкусный сыр!), работа с поломниками ( О! С людьми всегда нелегко!) и последнее – послушание на выбор: производство икон или работа в швейной мастерской.

А в монастыре еще и пасека и питомники для растений, кажется, что-то не договаривают, как тут всюду успеть двадцати двум сестрам? Работы тут уже хоть и видимо и не слыханно много сделанно, но непочатый край найдется. Горную каменистую почву нарастили черноземом, высадили самый северный Канадский виноград , молодые яблоньки, малину. В монастырской лавке ( очень правильно расположенной за Храмом) есть иконы собственного производства, натуральные продукты, мед и уникальное варенье.

И если вы, как и я, прогуляли тот день, когда Господь раздавал умение молиться, то уж руками мы сможем послужить Господу, помочь обители шить, копать, вязать или просто подметать. Правда, у них нет пока возможности оставить трудников на ночь. Но ведь есть же у кого-то из нас палатка?!

А вот только гитару брать не надо. Не грушевский фестиваль, едем помочь монастырю. А может больше и себе.

Галина Волошина

Print Friendly, PDF & Email