19 декабря – день святителя Николая Чудотворца

Около шестнадцати веков прошло с тех пор, как жил и подвизался на земле святитель и Угодник Божий Николай, великий Чудотворец, архиепископ Мирликийский, которого теперь чтит и прославляет весь христианский мир за его ревность по вере, добродетельную жизнь и бесчисленные чудеса, совершаемые им и до сих пор всем, прибегающим к нему с верой в его помощь и милосердие Божие. Его облик знаком всему миру — не только православным, но и инославным, и всем вообще. Святой Николай во всякой беде, обстоянии и нужде, в пасмурные дни и в страшные ночи продолжает делать свое дело — являть невидимо действующего через него Бога, Которого он помещает перед нашими глазами как таинственное событие и радость. Своими размышлениями об Угоднике Божием делится наша прихожанка Галина Волошина.

Святителя Николая называют русским святым. Русские православные считают его особенным покровителем и особенно молятся этому святому. Но святитель никогда не был в России, да и России в IV веке не существовало.

Как известно, великий христианский святой родился в ликийском городе Патаре, где прошли его детство и юность и где, по всей видимости, были похоронены его родители. Именно в Патаре св. Николай спас от бесчестия трех соседских девушек, подбросив в их дом мешочки с золотом, и именно из Патары св. Николай был призван на епископское служение в соседний город Миры (сегодня этот город называется Демре и находится он в Турции).

О святом Николае осталось очень мало исторически достоверной информации. Но поразительно, что этот святой на протяжении веков настолько почитался Церковью, что, например, на Руси Никольских храмов было столько, сколько не было нигде. Бывало так, что в одном городе, из, допустим, сорока храмов двадцать были Никольскими. А почитание это произошло только потому, что в опыте — в жизненном, в духовном опыте сотен, тысяч и миллионов людей святитель Николай сыграл какую-то очень существенную роль. То есть люди обращались к нему с молитвами и получали ответ на эти молитвы. Главное, что вот уже 17 веков подряд остается вера в его чудесное заступничество. Его помощь быстра и удивительна. Он и строг, и милостив одновременно. В каждом храме есть его образ, и даже если мы больше никого из святых не знаем, то, увидев Николая, сразу чувствуем себя в храме как дома. Одно чудо из тысяч, о котором «от людей слыхала», хочется вспомнить и пересказать.

Жил один воришка, который имел суеверную любовь к Угоднику, и всякий раз, идя на воровство, ставил святому свечку. Не смейтесь над этим вором, братья и сестры! Мы в начале рассказа. Это только со стороны кажется, что глупость очевидна. Мы ведь и сами зачастую творим и просим неизвестно что, не замечая нелепости своих поступков. Так вот, вор ставил святому свечи и просил помощи в воровстве. Долго всё сходило ему с рук, и эту удачу он приписывал помощи Николая. Как вдруг однажды этот по особенному «набожный» вор был замечен людьми во время воровства. У простых людей разговоры недолгие. Грешника, пойманного на грехе, бьют, а то и убивают. Мужики погнались за несчастным. Смерть приблизилась к нему и стала дышать в затылок.

Убегая от преследователей, он увидел за селом павшую лошадь. Труп давно лежал на земле, из лопнувшего брюха тёк гной, черви ползали по телу животного, и воздух вокруг был отравлен запахом гнили. Но смертный страх сильнее любой брезгливости. Вор забрался в гниющее чрево и там, среди смрадных внутренностей, затаился. Преследователям даже в голову не могло прийти, что убегавший способен спрятаться в трупе. Походив вокруг и поругавшись всласть, они ушли домой. А наш «джентльмен удачи», погибая от смрада, разрывался между страхом возмездия и желанием вдохнуть свежего воздуха. И вот ему, едва живому от страха и вони, является Николай. «Как тебе здесь?» — спрашивает святитель. «Батюшка Николай, я едва жив от смрада!» — отвечает несчастный. На что святой ему отвечает: «Вот так мне смердят твои свечи». Комментарии излишни. Мораль — тут же, на поверхности. Молитва грешника смердит, а не благоухает. Нужно не только молиться, но и жизнь исправлять, по мере сил. Так? Так. И как говорил кто-то из литературных героев: «Так-то оно так, да не так». Николай всё же спас грешника! Молитва хоть и смердела, но до святого доходила, и в нужное время Николай о грешнике вспомнил и не оставил его в опасности.

Молиться чисто и горячо, как свеча горит, в один год не выучишься. Молиться так, чтобы Богу это приятно было, так, как нам ароматом кадила дышать, — это труд всей жизни. И радуюсь я, что Господь накажет, и Он же потом пожалеет. А святые в этом Богу подобны. И Никола Божий Угодничек — первый, кто откликается!

Историй о помощи Угодника Божьего у каждого христианина найдется. Лично мои, может и мелкие, но ведь каждый раз ответ на горячую молитву бесценен. Как-то мама моя очень горевала об урожае, засуха стояла на Кубани невероятная, даже в Турции, по сводкам, градус был меньше. Молилась мама сердечно, причитала — «Николай, угодничек Божий, да не оставь, да помоги!» И в слезы! Тут у калитки и возник седовласый старик. «Подай, сестра, что можешь! Хоть воды, а то засуха такая…» Мама рассказывает, что как в тумане была, видит — неместный, незнакомый, но предложила: «Пойдем, у меня борщ есть, правда, постный… И с собой насыплю…» Как только сказала — пошел дождь, а седовласый старик исчез. «Ты где? Так наливать борщ или нет? Водки у меня нет…» А дождь шел как из ведра. И села мама на приступочку, и только тут ее осенило, кто был этот седовласый старик! Конечно, для пущего убеждения, она поспрашивала соседей об удивительном старике — никто не видел и не встречал. Благодарит истово с тех пор и по-станичному переживает, что борща Угодник не отведал…

А я молилась св. Николаю о даровании жениха дочери. Как узнала, что пассия — мусульманин, так и встала на колени перед Угодником! Неделя-другая проходит, и вдруг моя дочь, как глаза открыла, рассталась с этим юношей. Я то знаю, что это угодничек помог!

Или вот ещё случай. Не со мной, но реальный. Дело было в Киеве при немецкой оккупации. В одной семье умирает мать. Остаются трое детей, мал мала меньше, а отец — на фронте. Дети кладут маму на стол. Что дальше делать — не знают. Родни никого, помочь некому. Знали дети, что по покойникам читать псалмы надо. Псалтыри под руками нет, так они взяли акафист Николаю, стали рядышком у мамы в ногах и читают. «Радуйся, добродетелей великих вместилище. Радуйся, достойный Ангелов собеседниче. Радуйся, добрый человеком наставниче». Конечно, какая тут радость. Один страх и горе. Но читают они дальше и доходят до слов: «Радуйся, неповинных от уз разрешение. Радуйся, и мертвецов оживление…» И на этих словах — Свят! Свят! Свят! — мама открыла глаза и села. Пожалел Угодник. Приклонился на детские слёзы.

Образ Николая созвучен и понятен нашей душе. Святой про себя книг не оставил. И ведь люди верят больше делу сделанному, чем слову сказанному. Николай нищих любит, а у нас почти вся российская история — сплошная история нищеты, простоты и убожества. Когда итальянцы тело святого украли и к себе увезли, появился праздник «летнего Николая». Греки его до сих пор не признают, а предки наши этот праздник по особому осмыслили. Деды дедам сказывали, что сошли как-то с небес Николай да Касьян по земле походить, помочь, может, кому. Глядь — а в глубокой луже мужик с телегой завяз. «Пойдём, — говорит Николай Касьяну, — подсобим мужичку». А Касьян говорит: «Неохота ризы райские пачкать». Ну, Никола, делать нечего, сам в грязь полез и телегу вытолкал. Умилился Господь на такое человеколюбие и дал Николе два праздника в год — летом и зимой. А Касьяну — раз в четыре года — 29 февраля. Вот так. А если увидит кто иконку в доме Николы Угодника, сразу три пальца щепоткой сложит и перекрестится. Скажет: «Радуйся, Николае, великий чудотворче», — а Николай с небес ответит: «И ты не горюй, раб Божий. Прославляй Господа Вседержителя и словом, и делом».

Много святых на земле было, много ещё будет. Но мы так душой к Чудотворцу привязаны, будто живём в в эпоху Вселенского Собора. И это замечательно, до слез.

Радуйся, от утробы матерния очищенный.
Радуйся, рождением свои родителей удививый.
Радуйся, силу душевную абие по рождестве явивый.
(Акафист. Икос 1)

Print Friendly, PDF & Email