Soljenitsyn 1

Во время визита в Монреаль, Пасха 1975 года. У стен нашего храма слева направо: староста Свято-Петропавловского прихода Г. Максимюк, писатель А. Солженицын, Владыка Сильвестр, архимандрит Антоний.

Теперь я обращусь непосредственно к моим встречам и беседам с Александром Исаевичем, которые остались у меня в памяти навсегда. Все произошло совершенно неожиданно: в один прекрасный день, весной 1975 года нам вдруг позвонил Архиепископ Сильвестр и сообщил, что в Монреаль неожиданно приехал Солженицын и намерен провести здесь всю Страстную неделю и отпраздновать с нашим Петропавловским приходом Святую Пасху. Архиепископ сообщил мне также, что писатель хотел бы встретиться и поговорить со мной, так как узнал, что я главный редактор (продюсер) Русского отдела «Радио Канада». Узнав об этом,  моя жена сразу же пригласила архиепископа и писателя к нам на обед.

По правде говоря, я был и очень обрадован, и очень удивлен, и смущен таким интересом, проявленным к моей весьма скромной особе писателем, которого весь мир сравнивал с Достоевским и Толстым, о котором известный русско-канадский литературовед  Р.В.Плетнев уже выпустил интересную книгу. От протопресвитера Александра Шмемана (ректора Свято-Владимирской Академии в Нью-Йорке), которого писатель считал своим духовным отцом, мне было известно, что Солженицын очень сторонится всех незнакомых ему людей, особенно имеющих отношение к средствам массовой информации!

Но вот наступает столь памятный для нас с женой день — мы едем в дом архиепископа, у которого остановился писатель, и приглашаем их к нам, где уже все приготовлено для наших почетных гостей. За обедом, глядя на Солженицына, сидящего напротив меня, я все еще не могу придти в себя: мне кажется, что это сон! Здесь нужно учитывать и тот факт, что в середине 70х годов появление в Канаде и вообще на Западе, советских людей было очень редким явлением. За обедом разговор поддерживает главным образом моя жена и владыка Сильвестр. Писатель, как я быстро понял, не признает никаких салонных разговоров на пустяшные темы и поэтому говорит очень мало. Я слышал, что он не доволен своей жизнью в Швейцарии, в Цюрихе, и что его приезд в Северную Америку вызван желанием переселиться в Канаду или США. На мой вопрос об этом, писатель коротко и ясно ответил, что пребывание в Цюрихе не дает ему и его семье спокойно жить и работать, что их там постоянно осаждают журналисты и просто любопытные. Солженицын добавил, что ему для работы пришлось даже снять в горах уединенную избушку. Я сказал ему, что уже слышал об этой избушке от отца Александра Шмемана, который по приглашению Солженицыных побывал у них в Швейцарии вскоре после того, как вся семья там обосновалась. Между прочим, отец Александр был единственным человеком, которого Александр Исаевич пригласил в Цюрих за все то время, которое он там прожил.

На следующий день вечером, в Вербное воскресение, мы с женой повезли писателя в гости к литературоведу Н. В. Первушину, где, помимо его дочери — художницы, были также видный литературовед и автор книги о Солженицыне профессор Р.В.Плетнев и известный художник и искусствовед Е. Е. Климов (он впоследствии был приглашен в вермонтское имение Солженицыных, где провел шесть недель, читая сыновьям писателя лекции о русском изобразительном искусстве — лекции, на которых часто присутствовали и остальные члены семьи).

Разговор в гостях шел о всяких «высоких материях» и у присутствующих было явное желание вовлечь в беседу почетного гостя. Он, однако, молчал, но внимательно слушал. На вопросы же, обращенные к нему, отвечал одним словом или короткой фразой.

Пасха с Александром Солженицыным

Во время Пасхального обеда. Владыка Сильвестр приветствует
Александра Солженицына. Весна 1975 г.

Во время Страстной недели мы часто видели Солженицына на службах в Петропавловском соборе, где он стоял всегда впереди слева, за колонной, не желая, видимо, привлекать внимания прихожан. Но при каждой возможности, прихожане окружали этого человека с удивительной судьбой, который, вопреки всем стараниям советских властей стал мировой известностью. После заутрени Солженицын вместе со всеми нами,прихожанами, разговлялся в главном церковном зале. После приветственного слова, адресованного нашему почетному гостю, сказанного архиепископом Сильвестром, писатель в свою очередь выступил с короткой речью. Он поздравил всех с днем Пасхи и поблагодарил владыку и отца Иоанна Ткачука за то внимание, которое они ему оказали. Многие ожидали, что Солженицын скажет несколько слов о своих дальнейших планах в Северной Америке, но он промолчал. Вскоре, однако, через владыку Сильвестра и отца Александра мы узнали, что сразу после Пасхи наш гость отправился на запад Канады, а оттуда в юго-западную часть Аляски.

Стало нам с женой известно и то, что в поисках нового, наиболее подходящего для его целей постоянного места жительства, писатель остановился на замечательно красивом, лесистом и мало заселенном штате Вермонт. Там, вблизи городка Кавендиш, Солженицын приобрел ферму и построил на ней два вместительных дома — один для жилья всей семьи, а другой исключительно для работы, библиотеки и архивов. Мы хорошо знаем, как и зачем все это строилось, так как руководил всем этим делом знакомый нам с детства Алеша Виноградов — архитектор из Монреаля. На этой ферме в 55 акров есть еще один стоящий в стороне маленький ломик на берегу пруда. Слышал, что Александр Исаевич часто уединяется там и любит купаться. Стремясь к физическим упражнениям, он любит играть с сыновьями в теннис или рубить дрова для камина. Побывавшие у писателя люди поражаются его невероятной работоспособности.

М. И. Могилянский

Из книги «Жизнь прожить»

Print Friendly, PDF & Email