Неделя 2-я по Пасхе. Традиционный коф» в это воскресенье прошел в достаточно необычной обстановке: в зале был организован просмотр фильма Павла Лунгина «Остров». «Фильм надо обязательно смотреть в зале на большом экране, ощущая эмоции окружающих тебя людей. Очень хотелось бы, чтобы этот фильм вызывал единение душ. А в одиночном просмотре по телевизору всегда есть что-то нещедрое, эгоистическое — как есть варенье под одеялом», — считает режиссер «Острова» Павел Лунгин. К сожалению, посмотреть этот фильм в Канаде на большом экране вряд ли удастся. Вот почему, несмотря на отрицательное мнение автора, просмотр был организован по телевизору.

Этот фильм, будучи новаторским и неординарным, по сути продолжает уже существующую в России традицию философского, богоискательского кино, создававшегося Тарковским и Сокуровым. Режиссер (намеренно или ненамеренно) связывает себя с этой традицией. Но его фильм — совершенно другой. Он пропитан истинно православной духовностью.

Внешняя канва фильма проста и монотонна. Серо-серебристый колорит Северного моря, далекий горизонт, где низкое небо сливается с волной, остроконечный мыс, по которому катит свою тачку костлявый старик, совершивший в молодости тяжкий грех. Каждому просящему отец Анатолий даст целительную помощь. Даром получил, даром отдает. И снова будет маяться, плакать и молиться, не ведая собственной участи: прощен ли Господом его главный грех — выстрел в командира. Почему так? «То суды Божии,— сказали бы святые отцы,— нам их знать не дано».

В сценарии было много житийных историй. Каждая из них — то благородная притча, то поэтичная басня. В каждой — сколок с нашего мира. Лунгин, мастер психологического рисунка, вглядывается в суть отношений героев. Один человек, посмотрев «Остров», точно подметил: три лунгинских монаха — три образа делателей Иисусовой молитвы, что звучит в кадре, за кадром, то тише, то громче. Молоденький эконом творит её словами. Он еще горит жаждой внешнего служения Христу. Отец Настоятель (Виктор Сухоруков) — делатель умной молитвы, чутьем прозревает в отце Анатолии старца. Сам Анатолий, похоже, вошел в меру сердечной… И каждому из них открывается своя духовная реальность. Эконом видит иллюзорность собственных надежд на Царствие Божие в монастыре. И уходит вглубь себя. Настоятель понимает опасность обмирщения. Сгоревшая келья, сафьяновые сапожки, брошенные старчиком в огонь, да шелковое одеяльце, уплывшее по морю, напомнят герою Сухорукова о том, что пришел он в обитель не для того, чтоб вновь прилепляться к земному.

Пружина сюжета фильма «Остров» была заложена сценаристом Дмитрием Соболевым в правдивости религиозных проявлений человеческой души, изживающей грех. Фильм Лунгина достойно прикоснулся к теме покаяния. К миру молитвы. К основам православной веры.

Print Friendly, PDF & Email