Всеамериканский собор

Историческая справка

Четырехдневный 15-й Всеамериканский собор автокефальной Православной Церкви в Америке (ПЦА или OCA), который проходил в Питтсбурге (штат Пенсильвания) с 10 по 13 ноября 2008 года, завершился избранием Первоиерарха. Митрополитом США и Канады стал епископ Иона.

Участникам собора для выбора нового Предстоятеля потребовалось два тура. Вторым кандидатом на пост Митрополита был архиепископ Иов из Чикаго. Иона был рукоположен в сан епископа всего за 11 дней до Всеамериканского собора. До этого он был архимандритом одного из американских монастырей.

Место Предстоятеля Православной Церкви в Америке освободилось в начале сентября 2008 года, после того, как занимавший этот пост 76-летний митрополит Герман объявил о решении уйти на покой. По неофициальным данным причиной отставки митрополита Германа стал финансовый скандал, связанный с нецелевым использованием средств Православной Церкви в Америке.

12 ноября состоялось тайное голосование 600 делегатов из числа священнослужителей и мирян в присутствии более 200 наблюдателей от приходов. Многие надеются, что избранный митрополитом США и Канады Иона выведет Церковь из кризиса, поскольку не связан ни с кем, кто вверг ее в череду скандалов.

В работе XV Всеамериканского собора Православной Церкви Америки от нашего прихода участвовали два делегата: настоятель собора о. Анатолий (Мельник) и староста прихода Юрий Михайлович Кучугура. Сразу же по возвращении из Питтсбурга (США) Юрий Михайлович, полный впечатлений, кратко рассказал мне о том, как проходил этот неординарный съезд всех клириков и мирян Американской Православной Церкви. Я тогда же решил, что и другим прихожанам нашего собора было бы интересно узнать из первых рук об избрании нового первоиерарха нашей церкви. К сожалению, староста весьма скоро после своего возвращения снова уехал на несколько месяцев, но пообещал мне, вернувшись, более подробно рассказать о соборе и обо всем том, что на нем происходило. Потом пасхальные торжества снова отодвинули наш разговор. Но, тем не менее, пусть с некоторым опозданием, встреча состоялась и в ней, помимо г-на Кучугуры, принял участие также и настоятель собора о. Анатолий. Ниже для краткости участники беседы обозначены буквами: А – настоятель о. Анатолий, С – староста Ю. М. Кучугура, Э – Э. Томберг.

Э: Добрый вечер, Юрий Михайлович. Расскажите, пожалуйста, о вашей поездке на XV Всеамериканский собор ОСА. Где, кстати, он проходил?

С: Он проходил в Питтсбурге. Когдато это был важный город в Соединенных Штатах, когда были важны все эти металлургические заводы…

Э: Ну, они и сейчас, наверное, важны?

С: Сейчас все по-другому. Когда-то в Ницце, например, были сплошные заводы. Один за другим они куда-то делись. Ничего не осталось. Зато чистый воздух (смеется)! Каждые три года проходят соборы митрополии, где обсуждаются самые важные вопросы церковной жизни. В этом году (прим. ред.: имеется в виду 2008 г.) вышло так, что пришлось избирать нового митрополита. Из-за существенных ошибок в управлении митрополией в 2008 году и раньше Священный Синод принял очень мудрое решение сменить митрополита, найти кого-нибудь помоложе. Надо отметить, что обыкновенно митрополита выбирают из состава Сино-да. К сожалению, там сейчас очень много весьма пожилых владык. Кроме того, они, эти владыки, вольно или невольно попустили это плохое управление и несут за это ответственность. Так что решили, что никто из них самих не будет выставлять свою кандидатуру.

Э: Но это не так-то просто было осуществить. Ведь на первом этапе выбирают двух кандидатов все участники собора, люди выбирают, им не укажешь.

С: Да, я уверен, каждому из владык там было нелегко, трудно было. Например, наш владыка Серафим даже напечатал письмо-обращение и раздал каждому представителю на этом съезде. В письме от указывал, что не хочет быть выбран митрополитом. Почему он это сделал? Дело в том, что на прошлом соборе в 2002 году он уже получал большинство голосов на первом этапе выборов, т. е. тогда его почти выбрали. Он мог бы, наверное, получить большинство и на этом соборе, поскольку его все знают и любят как в Америке, так и в Канаде. Чтобы подстраховаться, он решил написать такое письмо. Итак, Синод решил найти кого-нибудь совсем не замешанного во всех этих делах в митрополии. Нашли монаха, который сидел в своем монастыре где-то там в Калифорнии. Призвали его в Нью-Йорк за несколько дней до собрания. Они его предупредили. Он приехал. Первым делом его посвятили в епископы. И это всего-то за 11 дней до официальных выборов митрополита! Ведь он был простой монах!

Э: А священником он уже был?

С: Да, священником и монахом. На собрании в Питтсбурге, перед голосованием, все представители, которые там были, с ним могли познакомиться. Дело в том, что его буквально выставляли выступать перед делегатами, и не один раз. Он много речей там держал и всем понравился: молодой, активный. И когда пришло время выбирать, его и выбрали!

Э: Как просто! А вы считаете, как сам-то он решился на такое? Ведь это большая ответственность, нужен же какой-то опыт. Нельзя же просто назначить кого-то: вот, ты будешь митрополитом, главой всей американской церкви!

С: Нет, с юридической точки зрения, можно. По нашим правилам можно даже господина Томберга выбрать, если он наберет достаточно голосов.

Э: Но ведь он должен быть епископом…

С: Вас на следующий день сделают епископом!

Э: Это невозможно! Вы упрощаете.

С: Ну, конечно, он должен быть неженатым мужчиной и быть не просто какимто человеком с улицы. Я, безусловно, упрощаю, но, по большому счету, действительно нет никаких других правил. Главное, чтобы выбрали.

Э: Я понимаю. Но с другой стороны, тот человек, которого выбрали, должен быть к этому готов. Нельзя кому-то просто сказать:«Вот мы тут все провинились немножко и не хотим, чтобы нас выбрали. Поэтому выберем тебя!»

С: Мы с вами, конечно, можем отказаться. А он — монах. Ему сказали:«Ты идешь!», и он идет.

Э: Подчинился, и сам стал начальником тех, кому подчинился…

С: Совершенно верно! В данном случае теория о том, что выбрать на самый высокий пост можно любого, реализовалась на практике. Правда, не Томберга выбрали и не Кучугуру, но не далеко от этого — простого монаха.

Э: Как же они его нашли такого? Ведь много «простых монахов».

С: Об этом лучше спросить самих членов Синода. Я спрашивал у владыки Серафима. Он ответил:«Вот, это Бог послал». Можно спорить с этим? Я ему ответил, что и сам уверен, что Бог послал эту мысль нашим владыкам в Синоде. Вот они ее и претворили в жизнь. Вначале много было разговоров между делегатами. Была не то чтобы боязнь, но удивле-ние и много вопросов. Как все это может быть? Что будет, если его действительно выберут? Но когда мы послушали его выступления, вникли в то, о чем он говорил, то все осознали, что Синод принял замечательное решение.

Э: Что же именно так повлияло?

С: Во-первых, не забудьте, что собрание в Питтсбурге проходило три дня. Первые два дня речь шла только о проблемах и просчетах в управлении митрополией. Владыка Иона много выступал, ему задавали вопросы. Он объяснял, говорил то, что он думает, как нужно с новым духом взяться за дело. Знаете, когда человек выступает перед большой аудиторией, говорит на публику, вы сейчас же видите, с кем имеете дело. Своими выступлениями он всех за себя «проголосовал». И я до сих пор не изменил своего мнения: это было замечательное решение. До этого я, как, наверное, и многие другие, думал и гадал, кто же захочет быть избранным, взять на себя ответственность по исправлению всех тех ошибок, которые были совершены за многие годы. Предполагал даже, что нашего владыку Серафима выберут. Мы, конечно, все за него бы проголосовали, и многие американские делегаты его поддерживали. И только после письма, которое все получили от владыки Серафима в первый же день с отзывом своей кандидатуры, я начал думать и прислушиваться.

Э: А в письме владыка написал отказ в пользу молодого Ионы?

С: Нет, он лишь написал, что отказывается принимать участие в выборах как кандидат и просил не выдвигать его и не голосовать за него. Он написал, что не хочет и не может быть митрополитом. Мы считали, что Серафим мог бы быть замечательным митрополитом. Но, как владыка справедливо рассудил, за ним всегда была бы тень того, что он тоже был в Синоде, когда принимались неправильные решения, он тоже виноват в плохом управлении и ошибках администрации. Ведь все решения, так или иначе, проходят через Синод, он их одобряет. Таким образом, его вина во всех этих ошибках тоже есть. Владыка Иона же в Синоде никогда не был, никаких ошибочных решений не утверждал и не принимал. Это, как перевернуть чистую страницу и все начать сначала. К тому же он молод, весьма умен, ездил по всему миру, даже в России был (год подвизался в Издательском отделе и Валаамском монастыре, так и научился русскому языку). Так вот, все и решили, что это замечательный выбор. Правда, я его 2-3 дня назад видел. Он еще застенчивый. Понимаете, сидит себе монах одинокий где-то в Калифорнии, и вдруг становится митрополитом всея Америки и Канады! Я бы тоже, наверное, застеснялся (смеется). А вообще, я с ним несколько раз говорил. В воскресенье вечером (прим. ред.: 18 мая 2009 года), когда он был у нас в храме. И каждый раз убеждаюсь, что выбор на соборе был сделан правильный.

Э: А как голосование проходило? Все гладко, без сучка и задоринки?

С: Правила голосования простые. Голосуют делегаты, это 700 – 800 человек. Первый раз выдвигаются, как я уже говорил, какие угодно кандидатуры. Некоторые предлагают не епископов и даже не священнического звания. После этого проходит первый тур голосования. Во второй тур проходят два кандидата, набравшие больше всего голосов. Снова проходит голосование, но в списках только эти двое. После второго тура окончательное решение (кого же из двух) принимает Синод. Иногда он прислушивается к мнению народа, а иногда и нет. Например, последние два раза, когда выбирали на митрополичий престол владыку Феодосия в 1977 и владыку Германа в 2002 году, и тот, и другой не были победителями во втором туре — они набрали меньше голосов, чем их соперники, но Синод выбрал их. Но на этих выборах все было иначе. Владыка Иона победил и в первом, и во втором турах, и Синод его тоже избрал. Если бы наш владыка Серафим не отказался от участия в выборах, я почти уверен, что он был бы соперником Ионы и тогда не известно, как повернулось бы дело.

Э: То есть вы считаете, что если бы владыка Серафим не отказался, то во второй тур прошли бы он и владыка Иов с Чикаго? А молодой Иона вообще бы не прошел?

С: Да, я так думаю. Но все-таки мы с самого первого дня собора знали о существовании молодого монаха, недавно возведенного в епископы (за 11 дней до начала собора) и готового занять митрополичий престол.

Э: Как же вы об этом узнали? Владыка Серафим сказал?

С: Да, и он тоже, но все уже это обсуждали.

Э: А вообще, канадская делегация была как-то объединена, или каждый сам по себе?

С: Конечно, объединена. Каждый раз на соборах, и сейчас в Питтсбурге, и на предыдущих в Торонто, во Флориде всегда мы собирались вместе. Владыка Серафим — глава делегации. Обычно мы ужинаем вместе, разговариваем, обсуждаем. Вот и в этот раз, когда собрались все канадцы, все единогласно решили, что будем голосовать за нашего владыку. И он нам всем уже тогда сказал:«Нет!». Именно после этого он, по-видимому, решил написать свое письмо — обращение к делегатам с отказом.

Э: Видимо, он уже знал, что нужно поддерживать решение Синода, принятое и подготовленное раньше?

С: Ну, конечно! Он же член Синода.

Э: И вы послушались? Голосовали так, как решила канадская делегация?

С: Нет! Я за него все равно голосовал (смеется). О. Анатолий, думаю, тоже. О. Олег из Торонто тоже. Он еще на собрании делегации говорил:«Можете писать, что хотите. Я все равно буду за Вас голосовать». Я думаю, почти все канадцы, несмотря на его письмо, голосовали в первом туре за нашего владыку (он в первом туре все-таки набрал более 30 голосов). Делегация оказалась непослушной (смеется).

Э: А какие еще там были делегации?

С: Из разных штатов Америки (и Аляски), Мексики.

Э: Вернемся к выборам и новому митрополиту. Для него-то этот выбор был неожиданностью или нет?

С: Я думаю, что он все эти 11 дней до собора после того, как стал епископом, а может, еще и раньше, готовился и изучал что к чему. И, надо сказать, подготовился, как следует.

Э: То есть, Вы считаете, что он согласился быть митрополитом еще до собора?

С: Я думаю, что он не соглашался, а его «согласили».

Э: Ну, заставить ведь невозможно. Можно уговорить, убедить, но если человек, в конце концов, скажет нет — то нет. А раз он все это изучал и готовился, значит, надеялся справиться со всем этим? Невероятно.

С: Это только он сам вам может ответить.

Э: Итак, на третий день выборы закончились, и собор закончился?

С: Приблизительно. Еще постоянно шли службы.

Э: Службы проходили в каком-то храме или прямо в отеле?

С: Прямо в отеле. Так бывает каждый раз. Выбирают отель, где есть большой зал. Там устанавливают иконостас и проводят богослужения: утром, после обеда и вечером — по три службы каждый день.

Э: И кто их возглавлял?

С: Как правило, разные епископы. Иногда три епископа вместе, обыкновенно несколько. Последняя литургия была со всеми епископами и новоизбранным митрополитом. Между прочим, после того, как мы проголосовали во второй раз, Синод собрался в импровизированном алтаре и там примерно полчаса совещался. Все это время мы стояли и пели, чтобы они приняли правильное решение, чтобы Дух Святой им внушил, что нужно.

Э: Но они, я думаю, от Него раньше уже получили это решение.

С: Да, это было необыкновенно замечательное решение.

Э: Вот Вы наблюдали людей, когда проходило обсуждение и голосование. Что, все было единогласно? Не было таких, кто говорил:«Что вы делаете?! Остановитесь! Какого-то молодого выбираете, который ни опыта не имеет, ничего»

С: Нет! Не было таких. Абсолютно никого. Знаете, была какая-то особая атмосфера. Она образовалась после всех этих обсуждений и деталей о пропавших деньгах, ошибках и нарушениях. Все как будто чувствовали, что так надо — выбирать молодого.

Тут к нашему разговору присоединился настоятель о. Анатолий, который, освободившись от своих дел, вошел в приходской офис.

Э: Добрый вечер! Вы как раз вовремя. Юрий Михайлович рассказывает о выборах нового митрополита. Вы ведь тоже были нашим делегатом на этом соборе и тоже участвовали в выборах?

А: Да, да.

Э: Поделитесь теперь Вы своими впечатлениями о том, как все это происходило. Вот, Юрий Михайлович, рассказал, что, по его мнению, Синод чувствовал свою вину за все нарушения и заранее решил выдвинуть кого-то, кто не замешан во всем этом, молодого, активного. Нашли монаха, и уговорили его или заставили, и он согласился.

С: Ну, про заставили я не говорил, не знаю. Это только он сам нам может рассказать.

Э: Ну да. Я теперь больше про атмосферу расспрашиваю. Юрий Михайлович говорит, что атмосфера была особая…

С: …Тяжелая была первое время.

Э: Но потом, когда будущий митрополит выступал, отвечал на вопросы, как бы само собой получилось, я думаю, не без действия Божьего проведения, что, без всяких проблем и возмущений типа «слишком молодой», «откуда такой взялся, когда у нас столько заслуженных епископов» и тому подобного, люди единодушно выбрали своим главой молодого почти неизвестного им священника, который и епископом-то стал только за 11 дней до своего избрания митрополитом!

А: Действительно. Наш староста имеет богатый жизненный опыт, хорошо знает людей, у него можно поучиться. Он увидел то, что не всякому дано увидеть. Во многом я могу согласиться с его мнением, но с другой стороны, официальной, я не могу утверждать, что Синод все это «подстроил». Да, действительно, молодой человек, молодой монах, юный епископ очень понравился людям. Но мы со старостой голосовали за нашего епископа. Но что получилось? Владыка сам себя «зарезал»— отказался официально: нет, нет и нет. Разослал письма. На каждом столе лежали его письма с отречением от будущего митрополичьего престола в случае, если его выберут. Перед голосованием я ходил между столами, разговаривал со знакомыми и просто с делегатами, спрашивал, за кого собираются голосовать. В канадской делегации все хотели голосовать за нашего епископа. Но многие американцы говорили:«Он же сам отказался!»

С: Я то же самое говорил. Американцы, конечно, послушались письма, а мы — нет! Потом, не забудьте, все это было на первом этапе выборов, когда любого можно было выдвигать.

А: Итак, в первом туре наш владыка Серафим не прошел, я думаю в основном из-за своего письма. Остались только Иона (будущий митрополит) и Иов (епископ из Чикаго). Они прошли во второй тур. Может быть, Иов был уверен в своей победе во втором туре, так как он более опытный, из большой американской епархии. На Иону смотрели как на молодого. А ну, давай вот! Постоянно задавались делегатами непростые вопросы. Синод посовещался. Епископы смотрели на эти вопросы, перекладывали их, перекладывали и, в конце концов, решили:«Вот, Иона, ты молодой, давай иди отвечай!» И он взялся и пошел.

Э: Так они, может быть, специально это сделали, знали, что хотят его выдвинуть в митрополиты?

С: Может быть! Но опять-таки ничего нельзя сказать наверняка.

А: То, что Иону, извините за слово «пихали», для меня понятно. Так положено по иерархии. Надо служить утром литургию, не главную, второстепенную — давай, Иона, иди, ты молодой. Он подчиняется. Отвечай — он отвечает. Вот так, мне кажется, было. Это был «курс молодого бойца», который надо было пройти молодому епископу.

Э: То есть Вы считаете, что Синод не планировал его выбирать?

А: Я думаю, что с официальной точки зрения — нет. Мы, конечно, сами можем что-то додумывать, но я не хочу так глубоко вникать.

С: Постойте, господа! Как Синод его не выдвигал? Конечно, выдвигал! Да, да, да. Я с владыкой Серафимом разговаривал. Он говорит:«Это Бог устроил». Я согласен, что это Бог сделал, но через головы в Синоде.

А: Мне казалось перед вторым туром, что Иов станет митрополитом. Он американский кандидат, член Синода, второй после нашего епископа. Имеет большую епархию в центре, достаточно молодой.

С: Да, не такой пожилой, как большинство членов Синода.

А: Да, Иов был основной претендент. Я думаю, что те выступления и проповеди, которые произносил Иона, оказали на делегатов глубокое воздействие. Во время его выступлений многие кричали:«Ура! Ура! Наш митрополит!»

Э: Так люди кричали?

А: Да, хотя еще никаких выборов и в помине не было.

Э: Но, ведь, в конце концов, все-таки Синод принимает окончательное решение. Даже если делегаты отдадут большинство одному, Синод может назначить другого. Вспомните, владыка Феодосий набрал меньше голосов, чем другой кандидат, и стал митрополитом. На последних выборах наш владыка Серафим набрал во втором туре в два раза больше голосов, а митрополитом стал Герман. А как было в этот раз?

А: Когда осталось два кандидата — Иона и Иов, предпочтение сразу же отдали Ионе. Он — свежий ветер, да и народ его выбрал: он имел большинство и в первом, и во втором туре, причем значительное большинство.

Э: Интересно получается. Молодой человек взял на себя огромную ответственность, не побоялся. Я думаю, что он заранее был на это готов, и Юрий Михайлович все-таки прав. Синод его подготовил, произвел в епископы и т. д. Не потому, что им так срочно не хватало епископов, а потому, что готовили нового митрополита.

А: Иона уже был викарным епископом Даллаского архиепископа Димитрия, который был местоблюстителем митрополичьего престола.

Э: Да, но не настолько срочно, чтобы за 11 дней до собора произвести рядового священника в епископы.

А: Нет, его раньше нарекли, а не за 11 дней. Например, нашего Иринея уже более двух месяцев как нарекли, а рукоположат только в октябре. Я думаю, что Синод просто прислушался к народному выбору, решил: голос народа — Божий голос. Два раза Синод не послушался народа при выборах Феодосия и Германа. Люди не их избирали. Сейчас, наверное, Си-нод решил послушаться. Люди были за Иону, его и избрали.

Э: А Вы знали Иону раньше?

Будущий митрополит всея Америки и Канады Иона с о. Анатолием, будущим настоятелем нашего храма в стенах Свято-Арсениевского Института. Виннипег, Великий пост 2005 г.А: Я лично знал. Я с ним встречался в Виннипеге в 2005 году. Уже тогда он был известен не только в Америке, но и в Канаде как хороший проповедник. И когда отмечалось в Великий пост Торжество Православия, Ассоциация священнослужителей пригласила американского проповедника в Виннипег для чтения проповеди. Уже тогда во время проповеди он очень понравился всем: живой проповедник, в словах которого не сухость, а духовность, монашество. Чувствовалось, что человек живет в молитве и говорит, что чувствует. После выступления он был на заседании семинарии Святого Арсения в нашем храме. Представился, рассказал о себе. У меня даже сохранилась фотографии.

Э: Интересно. Уже тогда он был известен, раз его приглашали даже в Канаду. Он что, где-то публиковал свои проповеди? Откуда он был известен?

А: Приглашал не я, а председатель священнической Ассоциации украинский священник о. Корнилий Зубритский. Иону многие знали. Он уже 12 лет настоятель монастыря в Калифорнии. Он егои создал, построил. Собрал около 15 монахов. Это не так просто создать на американской земле, вспомните наш Роудон. В Калифорнии он основал монастырь. Потом нашли и купили имение в другом месте с солидным домом и устроили там монастырь.

Э: Удивительно, что владыка Иона хорошо говорит по-русски.

А: Вы знаете, он прожил в России целый год.

Э: Но за год трудно выучить язык, особенно русский. Мы тут годами учим, учим английский и французский…

А: Он трудился в Издательском отделе и в Валаамском монастыре. Наверное, еще что-то сам учил.

Э: И не забыл!

После этого разговор перешел на другие темы. В заключение я поблагодарил участников за весьма интересные наблюдения из первых рук.

Э. Томберг

Print Friendly, PDF & Email