После панихиды по убиенным и замученным казакамПриведенное ниже интервью с Владимиром Олеговичем Болдыревым, атаманом Обще-Казачьей Станицы имени атамана А. М. Каледина  должно было появиться в предыдущем осеннем выпуске нашего Приходского Вестника. Однако по разным причинам этого не произошло. Приносим извинения атаману и всем казакам!

Напомним, что с 20 по 22 июня 2009 года в Роудоне Обще-Казачья Станица отмечала свой 60-летний юбилей.

— Владимир Олегович, начните, пожалуйста, с истории.

Начну с послереволюционного периода. В 20-е годы группа казаков, те, кто бежал с Белой Армией, прибыла в Монреаль, в Квебек (по-моему, в 1922 году). Взять, например, моего заместителя Александра Грекова. Его отец приехал в 1922 году. Здесь в 1923 году венчался в Петропавловском храме. Отец Греков вместе с другими офицерами казаками получил работу в Lac St-Jean. Там они строили дамбу для алюминиевой ком­па­нии. Компания нуждалась в элект­ри­че­стве, и они строили электростанцию. Были и другие казаки, конечно, всех я не помню. Когда я был мальчиком, то были здесь в Петропавловском соборе такие прихожане как Митянин, Тарасов (член Петропавловского прихода, когда в 1948 году организовали казачью станицу, был членом станицы), Ханжонков, Харитонов и др.

В 30-е годы приехала другая группа казаков, и они основали Свято-Ни­ко­ла­ев­ский приход. После Второй мировой войны мой отец, митрофорный протоиерей Олег Болдырев, был настоятелем в Свято-Петропавловском храме. Папа тоже был донским казаком. Мальчиком учился в Донском казачьем кадетском корпусе в Новочеркасске. После войны мы эмигрировали сюда из Франции. Здесь в Монреале он встретил своих друзей, с которыми еще в 20-е годы вместе бежал. В 1948 году группа казаков, в основном прихожане Свято-Николаевской церкви, создали наше казачье объединение — обще-казачью станицу (обще-казачью, поскольку в ней были казаки разных войск, не только донские). Решили взять имя атамана Каледина, этого русского героя и великого атамана.

— Скажите, а почему объединение называется станица?

Станица — это казачье поселение. Казаки были крестьянами. Каждый обрабатывал участок земли. Земля всегда принадлежала станице. Она давалась казаку в пользование и оставалась у него до тех пор, пока он ею занимался и обрабатывал. Если в семье некому было обрабатывать землю, никто не работал, земля возвращалась обратно в станицу. Станица — это был, как правило, небольшой городок, которым управлял атаман. Потом казаки собирались вместе и выбирали волостного атамана, атамана округа и т. д. Во время войны выбирали еще и военного атамана. Кроме того, что казаки были крестьянами, обрабатывали землю, все они служили в царской армии в казачьих полках. Все должны были исполнять военную службу.

— Но здесь, в Канаде, не было никакого поселения. Так почему же все-таки станица?

Это традиция. Казачье объединение не называется организацией или клубом, а всегда — станицей. В 1948 году, 60 лет назад, образовалась наша станица. Много потрудились все атаманы, но не меньше вложили труда и сил в общее дело и рядовые казаки. Многие казаки были в церковном комитете Свято-Петропавловского собора, казаки были у истоков Свято-Николаевского прихода, принимали участие в постройке часовни Казанской Божией Матери в Роудоне, там же строили часовню Св. Серафима Саровского, православное кладбище, потрудились они и в Mansonville, Quebec, недалеко от границы с США, где сейчас скит и православное кладбище Русской Зарубежной церкви. Казаки были в станице из разных приходов, но они всегда поддерживали православную церковь и играли в ней активную роль. Очень много было всего построено казаками.

— Сколько в то время было в станице человек?

Организовалась сначала небольшая группа — человек 15 – 20. Но на казачьи праздники приходили и другие казаки, которые не были членами объединения. Например, мой отец. Он не был членом, но когда мог, приходил пообщаться с друзьями-казаками. Постепенно станица расширилась до 20-25 человек. Я сам вступил в станицу далеко не сразу, когда лишь мой близкий друг Ваня, Иван Иванович Изверев, каких-то 20 лет тому назад был выбран атаманом. Тогда он как-то снова смог возродить станицу. Он взял к себе в помощницы Елену Яковлевну Шипулину. Она была казначеем, писарем, основателем и бессменным редактором нашего станичного журнала «Станичный Вестник». В то время проходила смена поколений. Мало оставалось старых казаков. Ивану Ивановичу тогда было чуть больше 50 лет. Он активно взялся за работу, стал приглашать в станицу новых людей, тех, кто помоложе. Вот тогда-то он и меня пригласил. Я, хотя часто и приходил с отцом на казачьи праздники, в станице не был.

— Быть казаком. Как им стать? Это передается по наследству? Например, ваш отец учился в военном казачьем училище. Но потом все это исчезло…

Действительно, до революции и во время гражданской войны казаки были вполне определенным слоем общества. Когда к 1922 году на юге России закончилась гражданская война, часть казаков бежала и покинула Россию. Другие остались, и против них начались гонения. Может быть, не все знают, но Ленин и другие руководители большевиков издавали указы, чтобы стереть с лица земли казачество. Начались гонения, настоящий геноцид против Донского казачества. Первые советские концлагеря были в основном заполнены казаками. Многие погибли. Станицы, в которых когда-то было по 10–15–20 тысяч человек, остались совсем пустыми. Других ссылали, некоторым удавалось бежать. Конечно, была и группа казаков в Красной Армии. Но в основном казачество поддерживало Белое движение и очень много пострадало из-за этого. Гонения прекратились лишь с началом перестройки в 1989 году, и только тогда казаки смогли называть себя казаками. Начали появляться казачьи объединения. Те, кто сейчас называет себя казаками, — потомки прежних казаков. Так что, если кто-то утверждает, что его родители были казаками, то другого доказательства и не надо. Все равно большинство документов пропало или было уничтожено. Просто верим на слово. Впрочем, и сейчас могут поступать новые члены — приписные казаки. Остальные же — потомственные.

— Но сейчас в России пока такой системы казачества, как была когда-то, нет. Раньше выделялась земля, казаки состояли на военной службе…

Несколько лет назад вышел указ Путина о возрождении казачества[1]). Но пока имеются разные препятствия. Соответствующие структуры не готовы к реализации на практике пунктов закона. Может быть, через некоторое короткое время это станет реальностью. Около 5 лет при правительстве функционирует советник президента по делам казачества. Сейчас это генерал Трошев, герой России[2]). Многие проблемы в казачестве возникают из-за того, что казаки много пострадали, были разбросаны, сосланы, многие попали в бывшие советские республики, а теперь самостоятельные государства. Среди казаков нет единства, есть трения между потомками казаков-коммунистов и тех, кто поддерживал Белое движение или был среди «врагов народа». Не все друг с другом ладят. Процесс объединения идет, постепенно будет найден общий язык. Есть также казаки за границей, часть из них считает неправильным то, что происходит сейчас в казачестве в России. И это тоже можно понять. Ведь десятки лет людей истребляли, уничтожали, натравливали друг на друга. Но, вообще-то, казачеству надо держаться подальше от политики. Но, это очень сложно осуществить. Я читал, что на последних выборах в Думу из 250 депутатов 52 казачьего происхождения. Они между собой договорились способствовать возрождению казачества.

На Дону сейчас около 300 казачьих школ, порядка 10 кадетских корпусов и высших казачьих учреждений. В казачьих школах везде обязателен Закон Божий, история казачества и другие предметы. Дело продвигается, роль казаков будет возрастать. Будущее за новым поколением. Пока они выступают как народные дружины в городах и т. п. Если законы, принятые Путиным, вступят в силу, казаки, наверное, начнут участвовать в охране государственной границы. Официально пока этого еще нет. Казаки уже проявили себя в Приднестровье, в Осетии, в Абхазии, в Крыму (охраняли памятник Екатерине II в Севастополе). Надеемся на новые законы.

— Возвратимся к станице. Итак, она была организована в 1948 году и заново возродилась в 80-е годы, когда прошла смена поколений.

Старики сдавали, многие не могли больше работать в станице. Дело пошло на убыль. Когда же выбрали нового 50-летнего атамана Ивана Ивановича Изверева, все начало вставать на ноги. Появились новые члены. После 10 лет атаманства совершенно неожиданно у И. И. Изверева произошел сердечный приступ, и он скончался в ноябре 1999 года. Было очень трудно его заменить. Предлагали много разных кандидатур, но, в конце концов, выбрали Николая Онисифовича Сафонюка, который стал атаманом в 2000 году. Меня выбрали его заместителем. 5 лет тому назад Николай Онисифович попросился в отставку по состоянию здоровья, и тогда в 2004 году выбрали атаманом меня.

— В чем заключается деятельность станицы? Ведь здесь, в Канаде, нет ничего из того, ради чего существовали казаки в России…

Нет, конечно, нет. Наша основная задача — сохранение традиций казачества и его пропаганда. Собираемся 4 раза в год на казачий войсковой праздник. Самый большой наш праздник — Покров Пресвятой Богородицы, 14 октября. Собираемся на Литургию, после Литургии всегда обед. Зимой, в конце января или начале февраля, служим панихиду по усопшему атаману Каледину и другим казакам. Этот день мы считаем днем казачьей скорби (день смерти Алексея Максимовича Каледина 29 января 1918 года).

— Скажите, Вы произносите Каледи´н с ударением на «и». У нас же всегда говорили Калéдин. Как же правильно?

Я не знаю. Я говорю так, как в старое время говорили. Мои родители говорили Каледи´н.

В основном все службы в Николаевском Соборе, так как основной костяк — организаторы — были из Николаевского прихода. Были и члены Петропавловского. Казачье объединение — не церковное. Принимали всех. Были казаки даже баптисты. Вступили, например, братья калмыки. Они буддисты. Есть небольшая группа казаков-калмыков. Так исторически сложилось. Они часть Великого войска Донского. Затем у нас всегда панихида в Роудоне где-то в начале июня по казакам, погибшим в Лиенце. Когда служим панихиду, поминаем и других погибших и замученных казаков. Летом, в конце июля или в августе мы организуем казачий пикник. Если этот день — воскресенье, то обязательно по­се­щаем богослужение. В субботу, как правило, нет. Кроме того, мы часто встречаемся друг с другом, звоним, собираемся, например, по­хри­сто­со­вать­ся после Пасхи. Стараемся не забывать свои традиции и своих предков.

— Наверное, сейчас контакты с Российским казачеством вам помогают?

Август 2003 г, Новочеркасск. Верховный атаман Союза Казаков России и Зарубежья Владимир Податев и помощник атамана казачьей станицы им. Атамана Каледина в Монреале Владимир БолдыревДа, теперь контактов много. В 2003 году в августе, в год 250-летия со дня рождения атамана Платова в Новочеркасске проходил первый всемирный конгресс казаков. Я там был вместе с Грековыми и другими казаками нашей станицы. Через 3 года был созван второй конгресс по случаю 200-летия казачьей столицы г. Новочеркасска. Новочеркасск был основан в 1805 году как столица донского казачества, основателем города был атаман Матвей Платов. До этого столица располагалась в Черкасске. Необходимость переноса столицы вызывалась многими причинами. Одной из них являлось практически ежегодное длительное затопление Черкасска водами разливающегося весной Дона. Другой причиной стали частые пожары в прежней казачьей столице, построенной хаотично, без генерального плана, в огне которых выгорало до половины скучено выстроенных деревянных строений. Кроме того, к Черкасску отсутствовали надёжные сухопутные подъездные пути.

В Новочеркасске проходили все эти конгрессы. В этом году в августе должен быть III Всемирный казачий конгресс. Я должен был туда ехать. Но, к сожалению, его переносят из-за каких-то проблем на октябрь.

Мы стараемся с российскими казаками поддерживать контакты, хотя не всегда согласны с их точкой зрения и политикой. Мы считаем, что часто могли бы служить им примером. Мы сохранили православную веру, которая среди нового казачества еще только начинает возрождаться. Многие новые казаки не были воспитаны в православной вере, так как их преследовали, и они должны были скрываться. Сейчас все меняется, но до сих пор некоторые их взгляды для нас выглядят странно. Мы, кто сохранил то, что передали нам наши предки, иногда смотрим на происходящее по-другому. Но, конечно, там идет возрождение и там — будущее казачества. Надо продолжать общение. Хотя есть за границей много казаков, которые считают, что еще не пришло время передавать и возвращать назад то, что было вывезено и сохранено казаками за границей. Есть казачьи музеи в Париже и в других местах. Некоторые считают, что надо, чтобы российские казаки показали, что они заслуживают этого. Некоторые архивы уже переданы. Другие еще нет. В основном старое поколение считает, что надо подождать.

Памятник погибшим казакам— Вернемся к самому празднику. Расскажите, кто вам помогал, какие были планы, что удалось и не удалось осуществить.

Началось все с идеи моей подруги Веры Георгиевны Братякиной-Лаф­фер­ти. Она мне сказала: «Володя, станица хочет как-то отметить свой юбилей. Я готова взять на себя руководство этим проектом». Собралось правление станицы вместе с Верой Георгиевной, обсудили и решили с ее предложением согласиться. Вера — хороший организатор. Она предложила помимо традиционного пикника кого-то специально пригласить, какого-нибудь интересного докладчика. Мы одобрили ее идею. Решили пригласить графа Н. Толстого-Ми­ло­слав­ско­го, писателя и публициста из Англии, автора нашумевшей книги «Жертвы Ялты». В этой книге он рассказал всему миру, что произошло в 1945 году, после окончания Второй мировой войны, когда англичане, французы и американцы выдали Сталину десятки тысяч казаков. Он написал о выдаче казаков в Лиенце, как незаконно, вопреки всем международным нормам, аморально и бесчеловечно были посланы на смерть казаки, которые, покинув Россию во время революции и гражданской войны, даже не были никогда в Советском Союзе. Они были гражданами западных стран. Их обманули и послали на смерть. Десятки тысяч с женами и детьми. Многие прыгали с грузовиков, бросались в реку, тонули вместе с детьми. А на другом берегу реки их ждали НКВД-шники. Всех офицеров и генералов сразу повесили. Это страшная страница казачьей истории. Были разные казаки: одни в начале войны присоединялись к гитлеровским войскам, так как считали эту войну продолжением гражданской. Другие считали это неправильным и не шли с немцами. Но пострадали все без разбора…

Итак, пригласили Николая Дмитриевича Толстого. Он согласился. Решили также пригласить профессора истории Василия Михайловича Ротова (казака), проживающего в Виннипеге. Праздник назначили на июнь в Роудоне, поскольку в это время обычно служим панихиду по погибшим казакам в Лиенце на нашем православном кладбище у памятника. В пятницу 20 июня вечером начали принимать гостей, а официальная программа началась в субботу 21 июня.

— Как вы приглашали гостей?

Мы разослали всем членам станицы и не только личные приглашения. Посылали друзьям, православным при­хо­дам в Канаде и Америке, как Американской Православной церкви, так и Русской Зарубежной, другим организациям. Просили всех станичников и друзей повесить афиши, кто где может. Сделали рекламу. Многие отозвались. Прибыло более 150 человек. Некоторые были на панихиде, но не остались на праздник, другие, наоборот, смогли приехать лишь на пикник. Но основная масса приглашенных участвовала во всех мероприятиях. Я бы сказал, что примерно треть всех участников была из-за границы: в основном из США — Чикаго, Кливленда, Нью-Йорка. В Америке существует кубанское казачье объединение во главе с атаманом Певневым. Он атаманствует уже многие годы. У кубанцев несколько другие правила. Все кубанские казаки, где бы они ни были за границей, являются членами станицы и имеют право голоса. Таким образом, атаман Певнев представлял всех кубанских казаков. Наше объединений донских казаков более локальное, хотя у нас есть члены в Монреале, Роудоне, Торонто, Оттаве.

Программа была следующая: в субботу утром — панихида, затем — возложение цветов к памятнику погибшим казакам. Участвовали мы с Певневым от имени всех казаков. (Надо сказать, что Александр Певнев — один из немногих спасшихся в Лиенце. Он тогда был мальчиком. Родителям Веры Лафферти тоже удалось спастись в Лиенце.) После возложения венков в колледже Champagneur арендовали большой зал и кафетерий. Там были доклады, но вначале спели гимны — Канады и донской казачий. Вера Лафферти приветствовала всех гостей. Я себя плохо чувствовал, болел, у меня было воспаление легких. Пришлось попросить моего друга Петра Пагануцци сказать то приветственное слово, которое я приготовил. Он прочел приветствие мэру города, атаманам, всем казакам и друзьям. Нас поздравили советник президента России по казачеству генерал Трошев, казачье объединение округа Москвы, редактор казачьего журнала «Станица», представители донского казачества, новый правящий владыка Зарубежной Церкви Гавриил (сам он не смог приехать).

После приветствий казачий генерал Василий Ротов сделал доклад об истории казачества и о современном состоянии казачьего дела на Украине. Затем выступил граф Николай Толстой-Милославский. Рассказал о событиях в Лиенце. О том, что его подтолкнуло написать об этом, какие ему чинили препятствия, и как английский истеблишмент на него давил. Хорошо известно, что был суд, и Толстой был вынужден выплатить полтора миллиона фунтов стерлингов. Тем не менее, он сумел переснять много документов из английского архива. Когда же начался над ним суд, многие архивы «пропали». Тяжело ему пришлось. По решению суда он, можно сказать, остался «без штанов». Ему многие помогали и продолжают помогать. Например, Сол­же­ницын и герцог Лихтенштейский. Кстати, Лих­тен­штейн был после войны единственной страной, отказавшейся выдать Ста­ли­ну казаков — своих граждан.

Справа: Граф Н. Д. Толстой-Милославский. Слева: гость праздникаТолстой не сдался. Он подал апелляцию в Европейский международный суд. Россия дала ему возможность изучить весь советский архив, связанный с выдачей казаков. Благодаря всем этим документам он выиграл процесс. Было подтверждено, что все, что он говорил и писал, — правда. Но, несмотря на это, англичане продолжают оказывать на него давление. Книги его в Англии невозможно купить, их нет в библиотеках. Когда они появляются, их выкупают и уничтожают.

Кончились доклады около часа дня. Там на месте устроили обед. Во время обеда выступал мужской хор под управлением Михаила Кригера. Этот хор, кстати, пел и панихиду, и гимны. Он же исполнил казачьи народные песни. Во время обеда был также благотворительный аукцион. Его главная тема — лошади. Продавались старые фотографии, книги. Много было материалов о Толстом-Милославском и его семье. Благодаря аукциону собрали средства (около 400 долл.) на детский казачий дом. Продавались также наши фирменные каскетки, очень, кстати, красивые. Здесь много нам помог муж Веры — Пат Лафферти. Он, конечно, не казак, а ирландских кровей. Его предки давным-давно приехали в Канаду. Семья Лафферти занимает видное положение в канадских политических и финансовых кругах. Его дедушка был губернатором Канады, основатель знаменитого частного клуба. Многие помогали. Мои дети, например. У них проходил пикник. Немало было пожилых членов, которые тоже принимали посильное участие в подготовке, хотя далеко не все из них смогли приехать на праздник.

После обеда в колледже Cham­pagneur все поехали на участок к моим ребятам. Эта земля когда-то принадлежала Изверевым. Их племянник и внук получил ее по наследству. Мои дети с ним дружили, и когда тот решил землю продавать, купили ее у него. Так участок перешел в наши руки. Мы решили продолжать традицию Изверевых — проводить на участке казачий пикник. Все было подготовлено: арендовали два больших шатра, было приготовлено угощение. Выступали артисты. Молодой балалаечник Дима Насыров, наш давний знакомый аккордеонист Виктор Киричек. Он уже лет 20-25 участвует в наших праздниках, хотя сам не казак. Замечательная была атмосфера. Помогал ее поддерживать своими песнями и игрой на старинной семиструнной гитаре Егор Досойтеполит. Он член нашего правления, имеет в Канаде крупный бизнес. Выступали и другие казаки.

Мы наняли тех, кто приготовил еду. Был вкусный ужин, шашлык и прочее. Хорошее обслуживание, водка, пиво, вино. После ужина зажгли костер. Устраивали разные игры для детей, спортивные игры, волейбол, бадминтон. Все веселились. Была чудесная погода. Пели у костра, было приподнятое настроение. Лишь к полуночи постепенно все разошлись. Так кончился субботний день.

На следующий день была литургия в часовне Казанской Божией Матери. Приезжал о. Георгий. Он наш казачий духовник. В субботу были на панихиде и другие священники: о. Ириней, о. Анатолий, о. Михаил. После торжественной литургии казаки снова организовали обед под церковным навесом.

Очень много потрудилась Вера Братякина-Лафферти. Надо было зарезервировать комнаты в гостинице и B&B, чтобы разместить всех гостей. Конечно, все это стоило денег. Но мы были готовы их пожертвовать. В свое время старое казачество много пожертвовало. Мы решили, что такой юбилей надо достойно отметить. Он обошелся нам около 10,000 долл. Часть денег мы выручили за проданные билеты (продали более 100). Другую часть взяли из станицы. Но мы нисколько не жалеем потраченного. Выйдет DVD, так что те пожилые станичники, кто не смог побывать на празднике, смогут хотя бы увидеть, что было. Снимал, кстати, Gilles Laroche, за что ему огромное спасибо.

Журналист русской секции Радио-Канада Евгений Соколов тоже был на празднике. Он сделал радиопрограмму о празднике, которая звучала в эфире, взял интервью у графа Толстого, сделал фотографии. Часть его снимков мы тоже поместили на DVD.

Одним из важных эффектов праздника стало привлечение новых членов в станицу. Да и память об этом событии останется в наших архивах. Станица живет и, даст Бог, будет еще существовать.

— Сейчас много приезжает из России и бывших советских республик. Наверное, есть среди них и казаки. Как тем, кто интересуется, связаться со станицей?

Они должны к нам просто обратиться. Например, недавно приняли в станицу семью Свечниковых. Они из Казахстана, из Уральска, уральские казаки. Записалась семья Фиско. Они приехали всего лишь полгода тому назад. Эти казаки из Белоруссии, были в казачьем объединении в Минске. Глава семьи помогал там казачьему атаману. Записался в станицу и казак, который родился во Франции. Сейчас он приехал и поселился в Квебеке. Сейчас записались к нам, как мы их с юмором называем, казаки Lac Saint-Jean, 6 человек. Они — дальние родственники моего заместителя Грекова, их фамилия тоже Грековы. Но они уже третье поколение, родившееся в Квебеке, и выглядят, как 100-процентные квебекуа. Когда они узнали, что будет казачий праздник, приехали из Lac Saint-Jean и записались к нам в станицу. Очень веселые. Есть интересующиеся в Виннипеге, Эдмонтоне. Станица продолжает жить! Старики постепенно уходят, но благодаря таким праздникам появляются новые силы.

Записал Э. Томберг

Print Friendly, PDF & Email